Начало
Жизнеописание
Духовное наследие
Воспоминания
Разное
Фотогалерея
Гостевая книга

Поиск по сайту Электронная почта

Выпуск №1. Устав преподобного Корнилия Комельского. Печать

Общежительный устав преподобного Корнилия замечателен как показатель монашеского жития XV века; назидательные его правила послужили для утверждения многих святых обителей.
Весьма полезен он будет и для современных иноков, спасающихся в общежительных монастырях. Читая его и применяя к своей жизни, насельники обители могут постепенно проникнуться духом древнего русского иночества, воспитавшего Православной Церкви много святых угодников Божиих.

* * *

1. Наипаче потщимся, братия, исполнить весь чин церковной молитвы, как нам повелевают Божественные Писания,— говорит преподобный, — как только услышим клепание (или благовест), немедленно бросим все, что у нас обреталось в руках, и с усердием устремимся к началу службы. Если кто прежде придет в церковь, прежде сподобится и милости от Господа, и сколько времени будет находиться в соборе в ожидании службы, постольку приимет и благодати от Бога. Если кто приходит к земному Царю и прежде других, стоя или сидя у дверей палат ожидает его выхода, тот бывает за то любим царем; если же кто нерадив и после всех приходит, тот, как ленивый, от лица царского изгоняется. Так и мы, если начнем нерадеть о Церковной службе, приходя после всех и прежде других уходя, как нерадивые будем отвержены Богом. Если кто по какой-либо необходимой причине удержан был и не успел прийти к началу, когда возглашают: «Приидите поклонимся и припадем ко Христу», то пусть, взойдя в церковь, поклонится игумену, прося себе прощения, или обоим клиросам, если нет настоятеля.

Во время божественного пения все должны стоять с благоговением, благочинно и безмятежно, и никто да не говорит ни единого слова, кроме настоятеля и тех, которым поручена забота о церкви; да остерегаются наипаче празднословия и шептания друг с другом или с приходящими гостьми, и никто да не оставляет места своего, переходя на чужое. Предстоящий земному царю с небрежением, не малому подвергается осуждению: кольми паче подобает с трепетом предстоять Небесному страшному Царю.

При телесном благочестии, попечемся и о внутреннем, ибо, если кто по наружности только соблюдает приличие, никакой от сего не будет пользы уму его, когда он будет скитаться в неподобных помыслах; но понудим себя на дело Божие, отгнавши все земные помыслы, ум наш весь устремим к небу, трезвящеюся мыслию, и бодрствующею душою, и сокрушенным сердцем, не оставляя и наружного благочиния; со страхом и умилением стоя в церкви, будем молиться Богу и просить у Него милости, и славословие божественное да будет для нас всегда любезнее и честнее всех прочих дел человеческих.

Ничто не может столько подвигнуть Бога на гнев против нас, как бесчиние в церкви и нерадение о молитве, и суетные разговоры о вещах тленных; лучше не приходить в церковь, нежели раздражать Господа. «Не презри Божественной службы, да не предан будешь в руки врагов твоих»,— предваряют нас святые отцы, и еще прежде них страшно грозит пророк: Проклят всяк творяй дело Божие с небрежением! (ср.: Иерем. 48, 10). Если кто начнет молву или бесчиние в церкви, такому следует возбранять, а если не послушает, изгонять его из церкви. По окончании же службы неприлично стоять или сидеть пред церковию, но каждый пусть идет в келью свою с молчанием, пребывая в молитве и рукоделии или в каком-либо послушании опять до благовеста.

2. По совершении Божественной литургии братия, выходя из церкви, идут в трапезу, вместе с настоятелем, не по два вместе, а один за одним, молча или читая псалом, и так взойдя в трапезу, садятся, каждый на своем месте по порядку, с благоговением и молчанием. Никто да не замедлит к благословению трапезы, и тогда только можно скромно прикасаться к брашну или питию, когда уже на них возложил руку настоятель. Особенно надобно остерегаться во время трапезы, чтобы не проговорить какого-либо праздного слова, кроме положенного чтения, ибо святые отцы равняют братскую трапезу с жертвенником на время обеда, и потому, как в церкви на божественном пении, так и на трапезе, с молчанием подобает есть и с молитвою внимать чтению. Один только настоятель и келарь и те, которым поручено трапезное послушание, могут кротко и тихо сказать что необходимо. Если же кто начинает говорить и делать неблагоговейно, да запретят ему, а если не послушает, пусть исполнится над таковым совет Василия Великого: «Изжени молвотворца из сонмища, и с ним вместе изыдет молва». То же благочиние должно соблюдаться и за келарскою трапезою, и за нее ходить могут только занятые монастырскими службами, и то по необходимости, или если кто не поспеет к большой трапезе, с разрешения игумена или келаря; а если кто опоздал по нерадению или коварству, да возбраняется ему и сия трапеза. Потом все молча расходятся по кельям, не оставаясь ни в трапезе, ни пред нею и не уклоняясь друг к другу в келью, ибо от сего происходит бесчиние и празднословие, а мы должны дать ответ Богу за каждое праздное слово.

3. Пища и питие должны быть по уставу просты и смиренны, судя по времени и месту, ибо не следует искать излишнего, но только необходимого, и то, что можно удобно купить малою ценою; больше трех яств не следует ставить. Если кто из христолюбцев принесет какое-либо утешение на трапезу, можно по нужде и в меру поставлять оное, дабы не опечалить принесшего; в воскресные же дни и на господские праздники, если подаст Христос еще одно яство, подобает вкушать его во славу Божию, не заботясь, однако, о том. В Великий пост, по вторникам и четвергам, одно вареное яство да бывает, все же прочее — одно сухоядение; а в понедельник, среду и пяток не ставить на трапезу кваса, ни после не давать, кроме только одним болящим, по благословению; братиям же всем пить только одну воду, а хмельного напитка никогда никому не иметь. С трапезы, без благословения настоятеля или келаря, не брать ни хлеба, ни квасу, не только для братии, но ни даже гостям или странным, и в больницу ничего не носить без благословения.

4. Никто без разрешения настоятеля не должен есть особенно и тайно у себя в келье или вне монастыря, на огороде, в поле и в лесу, и держать какую-либо пищу у себя, кроме тех, которым благословит настоятель, ради немощи или благословной вины; строго запрещают тайноядение общежительные правила, так как всякое зло от сего происходит. Кто, великое победив, малым побеждается, осужден будет, подобно Анании и Сапфире, и никакая добродетель не может принести нам пользы, если победимся чревообъедением: это диавольские сеяния, которые кажутся ничтожными, но заключают в себе смертный яд.

Если кому есть дело до брата, пусть скажет ему слово у оконца кельи и возвратится к себе; беседы же должны быть таковы, чтобы служить к назиданию и исправлению душ. Если кто из внешних придет к брату, присный ему или сродник, инок или мирянин, не следует его принимать в келью или беседовать с ним без благословения настоятеля. Василий Великий повелевает оставлять без благословения и без пищи того, кто сие нарушит; и без разрешения игумена ничего не брать из приносимого или что давать кому-либо от себя.

5. То, что сказано было о скромности и простоте в пище, должно наблюдать относительно одежды и обуви, и не искать излишнего и многоцветного, по прелести бесовской. Каждый брат да имеет две одежды, одну ветхую с заплатами, другую крепкую; также и две обуви не зазорно, если кто имеет, особенно служебники вне монастыря, излишнее все да относится в казну монастырскую.

Рукодельники на все, что делают, пусть испрашивают благословение настоятеля, не имея права раздавать что-либо даже в милостыню, потому что и милостыня и питание нищих общи всему братству. Казначей раздает, по нужде, обувь и одежду каждому, испытывая, нет ли у кого трех, и отбирая назад ветхое.


6. Никто из братий да не просит у кого-либо из внешних, иноков, или мирян, или сродников, денег или одежды, или чего другого себе, потому что так поступают оттого только, что не хотят подчинить себя общему закону монастырскому или смириться пред казначеем, ослепляясь тщеславием; таковые суть язва и соблазн посреди братии, и святые отцы говорят, что бес нечистоты соблюдает иноку лучшую ризу для суетной беседы.

7. Итак, строго запрещается иметь в монастыре или вне его, у своих сродников, какое-либо стяжание; но всеми силами должно охраняться от сребролюбия, и украшения риз, и пристрастия к вещам, ибо пленяемый ими, по словам святителя Василия, умерщвляет душу свою и за малые цаты отрекается своего спасения; инок, имеющий в общежитии что-либо свое, малое или многое, чужд любви Божией и отлучен Соборной Церкви. Отцы говорят по старчеству, что живущие в общежитии даже словом не должны называть вещь моею, или твоею, или чьею из братии, ибо потому только и нарицается общежитие, что все общее. Если и оскудение случится, лучше оно со Христом, нежели без Христа богатение житейское. Убоимся, братия, дабы в час, в который не чаем, не постигла нас смерть и не обрела нашу совесть, оскверненную сребролюбием, да и нам не скажет Господь: Безумный! в сию ночь душу твою возьмут от тебя, а то, что ты собрал, кому будет? (ср. Лк. 12, 20). Хотящий сподобиться Божественной благодати, в нынешнем веке и в будущем, должен иметь совершенное нестяжание и христоподобную нищету, как и Сам Владыка Христос говорил: Сын Человеческий не имеет где главы подклонить (ср.: Мф. 8, 20); и: Я снизшел с небеси, не да послужат Мне, но да послужу (ср.: Мк. 10, 45) и еще: не творю воли Моей, но пославшего Меня Отца (ср.: Ин. 6, 38). Такое смирение показал нам для примера! Кольми паче подобает нам не иметь своей воли, но все творить по благословению настоятеля.

8. Никто да не берет в церкви или в трапезе, в монастыре или вне его какую бы то ни было вещь, малую или великую, для себя или службы монастырской, без благословения настоятеля или келаря, а если что найдет, пусть возвестит; если же утаит, явно что украл, ибо святитель Василий говорит, что «делающий что-либо втайне, или без благословения в общежитии, угождает диаволу и с ним осужден будет». Во святой церкви никто да не берет книги или свечи без благословения пономаря и без ведома уставщика или настоятеля, да не припишет что-либо в книге, потому что от сего бывает мятеж и смущение.

9. Кроме келаря и приставников, никто да не приходит безвременно в трапезу, хлебню и поварню, а в служебных кельях старшие должны наблюдать, чтобы не было смущения и беседы; если же не изгонят делающего молву, сами лишаются благословения настоятеля, кроме тех, которые приставлены для внешней службы.

10. Когда позовут на какое-либо монастырское дело, внутри или вне обители, все должны немедленно собраться, кроме немощных; сошедшись же, работать без ссоры, прекословия или ропота; ибо все немощи человеку прощает Бог, но ропщущего не терпит и наказует, говорит святой Ефрем Сирин. Во время работы каждый да остерегается суесловия о мирских вещах, бесполезных вопросов и переговоров, ибо от этого проистекает всякое зло. Но наипаче да будет беседа о том, что есть единое на потребу, из Божественного Писания, для пользы душевной, и должно трудиться более с молчанием и молитвою, дабы и дело тем благословилось и душа освятилась.

11. Не прилично нам выходить из монастыря без особой причины, в города и села к родным. Настоятель да определяет каждому свое дело, а равно и выход из монастыря, и посланный не должен отказываться ни от какого послушания, но со страхом Божиим исполнять оное, для общей пользы. Посему, если случится кому из нас по монастырской нужде находиться в мире, большую надобно иметь осторожность, чтобы соблюдать предания отеческие; от сего проистекает похвала для братии, оставшейся в обители, и польза духовная для мирян.
Если кто из братии по нерадению нарушит в чем-либо предание отеческое, да исповедует сие настоятелю, и он, как подобает, исправит согрешение брата. Если таким образом, в страхе Божием и благочестии, будете жить, то и здесь ублажать вас будут и вечное получите благо; если же начнете нерадеть о заповедях Господних и отеческих преданиях, то и здесь поносимы будете от человеков, и в будущем веке понесете осуждение. Нарушителя устава, как гнилой член, изгоняйте из монастыря, чтобы прочие страх имели; …горе… человеку, через которого соблазн приходит,— говорит Священное Писание (Мф. 18, 7).

12. Если бывает милостыня монастырю, никто из братий да не дерзает брать ее себе по рукам как завелся сей безрассудный обычай от врага душ наших в некоторых даже общежительных монастырях, хотя это строго запрещено святыми отцами. Если кто из великих или вообще какой-либо христолюбец захочет раздавать сам милостыню по рукам или пришлет ее с кем-либо в обитель, и тот по неопытности начнет прекословить, что ему велено самому раздать милостыню, а иначе вовсе и не даст, то пусть лучше не будет такой милостыни, нежели принимать ее на разорение общежития; равно и священники и прочие священнослужители, все получаемое или за службу, или в милостыню, должны отдавать в монастырь. Таким же образом, если кто и вне монастыря будет послан за милостынею, не может принимать ее себе отдельно от братства; если же кто и примет, пусть отдаст монастырю; сохраняющий же, вопреки уставу, данное ему для себя, святотатец есть и лишается благословения.

13. То же самое и касательно пития: если кто из великих, пришед в монастырь, вздумает поставить на трапезе какой-либо хмельной напиток в утешение братии, никогда сие допущено да не будет; ниже у него в келье не дозволено вкушать такого напитка, и лучше его в таком случае опечалить, нежели нарушить устав монастырский.

Все сие,— говорит преподобный,— написал я, недостойный и грешный инок Корнилий, моею рукою и предал братии своей; желаю, чтобы как при жизни моей, так и по смерти соблюдаемо было сие предание и часто прочитываемо для напоминовения к пользе душевной, да не будут словеса сии в осуждение, в день Суда.

14. Хочу и о том возвестить братии: если после моего отшествия придет из чуждого монастыря инок, имея при себе особенное стяжание, сребро, или ризы, или какую-либо излишнюю вещь, кроме книг и икон, и захочет с вами жительствовать, сохраняя до времени свое имущество, такого примите для испытания на один только год, отдав все его имение в монастырскую казну, и если после сего времени укрепится жить по нашему преданию, то пусть раздаст все излишнее; если же не согласится, пусть идет в мире, со всем своим стяжанием* (* Такой прием из чужих монастырей допущен преподобным по снисхождению к особым обстоятельствам того времени. Вообще же принимать из других монастырей не следует, так как монашествующие должны пребывать согласно обету в тех местах, в которых отреклись от мира (смотри 4-е правило IV Вселенского Собора).

Путешествующему монаху можно только оказать странноприимство, но не должно принимать его в монастырь без воли его игумена (21-е правило VII Вселенского Собора).

15. Если некоторые из братии наших, здесь постригшихся и отселе ушедших, после моей смерти возвратятся к вам со смирением и пожелают опять с вами жить, принимайте таких как своих членов. Но пусть они объявят настоятелю, что с собою принесли; если же не исправились и захотят держать при себе вещи, вопреки уставу, пусть опять изгонятся. Слышал я сам, что многие из моих постриженников уже теперь говорят: «Корнилий препятствует нам жить по своей воле; после него мы перейдем опять в наш монастырь». Бойтесь таковых, братия, и не принимайте к себе, дабы не вкоренилась злоба и не разорился устав. Бог мира да будет с вами и покроет нас от сети лукавого, и наставит всех на путь истинный, молитвами Богородицы и всех святых. Аминь.

« Предыдущая   Назад  Следующая »


Начало arrow Духовное наследие arrow Настольная книга для монашествующих и мирян arrow Выпуск №1. Устав преподобного Корнилия Комельского.
Официальный сайт Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря.
Копирование и использование материалов сайта в коммерческих целях запрещено.

Успение Божией Матери. Молитва отца Иоанна
Успение Божией Матери.
Молитва отца Иоанна
Успение Божией Матери. 1986 год
Успение Божией Матери.
1986 год
Успение Божией Матери. 1993 год
Успение Божией Матери.
1993 год
Успение Божией Матери. 1995 год
Успение Божией Матери.
1995 год
Успение Божией Матери. 1998 год
Успение Божией Матери.
1998 год
Успение Божией Матери. 2004 год
Успение Божией Матери.
У Плащаницы Божией Матери
в келии. 2004 год
Успение Божией Матери. 2005 год
Успение Божией Матери.
В келии с братией.
2005 год
Успение Божией Матери. Последний крестный ход. 1999 год
Успение Божией Матери.
Последний крестный ход.
1999 год