Начало
Жизнеописание
Духовное наследие
Воспоминания
Разное
Фотогалерея
Гостевая книга

Поиск по сайту Электронная почта

Выпуск №2. Крупицы от трапезы Преподобного Феодора Студита. Печать

 

В утешение трудящимся во спасение своей души инокам и инокиням.

Предисловие

Преподобный Феодор, игумен Студийский, известен в истории церковной как великий подвижник, как исповедник Православной веры и как наставник иночества. Родился он в Константинополе в 759 году по Р. X. от благочестивых и благородных родителей, в царствование иконоборца Константина Копронима, и от юности проводил добродетельную жизнь. Имея от природы отличные дарования, преподобный Феодор и внешнее образование получил хорошее: был ритором и философом. Мирскую жизнь он оставил будучи 22-х лет от рождения. Монашеское житие он проходил, усердно подвизаясь под руководством преподобного Платона, бывшего в то время благоискусным иноком. Молитва преподобного Феодора была усердная и непрестанная, послушание к своему наставнику полное и беспрекословное, смирение глубокое, труды неутомимые, воздержание благоразумное. Сын знатных родителей, воспитанный в богатстве и неге, он сделался слугою всех: колол дрова, носил воду и камни, работал в огороде. Вместе с тем преподобный любил читать в свободное время книги Священного Писания и беседы святых отцов, в особенности же Василия Великого, и был строгим исполнителем его монашеских правил. Из послушания своему наставнику, преподобному Платону, он принял священство на 25-м году от рождения, а на 35-м году, по воле того же Платона и по желанию всех братий, принял настоятельство в своем монастыре, и вместе с сим усугубил свои подвиги, уча всех духовных чад своих словом и делом. Он трижды в неделю говорил братиям поучения с церковной кафедры; и во все время своей жизни, при всех даже неблагоприятных обстоятельствах, не переставал ищущим душевной пользы преподавать письменно или устно свои наставления, исполненные духовной мудрости и силы.

Во время своего настоятельства преподобный Феодор между всеми современными ему святыми отцами отличался ревностию и твердостию в правой вере и благочестии. Нечестие и ложную веру он обличал дерзновенно не только в простых людях, но и в самих царях, живших нечестиво и отступивших от истинной веры, за что трижды подвергался ссылке. Первый раз он был сослан за обличение царя, который развелся с женою и повенчался с другою. Во второй раз был сослан в заточение за нежелание принять в общение церковное священника, незаконно совершившего царский брак. В третий раз преподобный не только был сослан, но и подвергался жестоким мучениям за почитание святых икон от нечестивого царя-иконоборца: его держали в заточении, морили голодом и жаждою, беспощадно били палками. От столь жестоких истязаний и всегдашнего пребывания в душной, тесной и сырой темнице он едва не умер. Но и в таких крайних обстоятельствах он не переставал укреплять своим богодухновенным учением изгнанных из монастыря и содержимых в разных местах отцов и братий и духовных чад своих, увещевая, вразумляя и умоляя их не отступать от исповедания Христова и не унывать в страданиях за истину.

Скончался преподобный 67 лет от роду после возвращения из ссылки, среди учеников своих. Видя плачущих, которые окружали одр его, он сам прослезился; с любовью и умилением простился со всеми, всех благословил и велел ученикам взять в руки свечи и начинать отходную. Ученики, ставши кругом постели, воспевали 118-й псалом: Блажени непорочнии в путь ходящии в законе Господни. И когда, воспевая, произнесли слова: Во век не забуду оправданий Твоих, яко в них оживил мя еси, блаженная душа преподобного отошла ко Господу. Это было в 826 году.

Предание рассказывает, что в тот самый день и час святой Иларион Долматский, работая в саду, вдруг услышал чудное пение. Он взглянул на небо и увидел великое множество чинов ангельских в белых блестящих одеяниях и с сияющими лицами. Казалось, что они кого-то встречали. Устрашенный святой упал на землю и услышал голос: «Се душа Феодора, игумена Студийского, много пострадавшего за истину, торжественно восходит на небеса, встречаемая Небесными Силами». Преподобный Иларион тогда же рассказал видение; и потом уже узнали о кончине святого Феодора. Во время своей жизни преподобный Феодор часто исцелял болящих, и при гробе его много совершилось чудес.

Среди непрестанных трудов и подвигов иноческих, настоятельских и исповеднических преподобный Феодор написал много книг в защиту истинной веры, каноны и трипеснцы со стихирами, поучения и похвальные слова на праздники, устав церковной службы, устав монастырский? правила, оглашения, завещание и письма, которые посылал братии из ссылки и заточения.

Для современных иноков более ценны оглашения, правила и монастырский устав преподобного Феодора. Из них видно, что в его монастыре установлено было полное общежитие? никто не называл ничего своим, но все было общим: общая пища, одежда и всякая вещь. Опасаясь выходов братии в города за разными потребностями, преподобный завел внутри монастыря свое хозяйство и разные ремесла. Были у него свои плотники, кузнецы, портные, каменотесы и др. Работая в различных мастерских, братия в устах имели молитву Иисусову и псалмы Давидовы, причем свои мысли часто открывали преподобному. Слава о таком порядке Студийского монастыря распространилась повсюду, и к преподобному со всех сторон стекались братия, так что за короткое время их собралось до тысячи человек. Многие другие монастыри приняли для себя Студийский устав и соблюдают его доныне. Из Греции этот устав перешел в российские монастыри еще во времена преподобного Феодосия Печерского. Следовательно, наши русские преподобные отцы, спасавшиеся по руководству Феодора Студита, могут быть названы его учениками.

Чудеса при жизни и по смерти как самого преподобного Феодора, так и его истинных последователей, уверяют нас, что все его наставления и советы безошибочно верны и спасительны. Вот почему каждое слово сего дивного наставника должно быть для всех иноков весьма драгоценно. В сей малой книжице помещены немногие слова преподобного, выбранные, как некие крупицы, из его многочисленных поучений, сказанных братии Студийского монастыря. В этих словах найдут для себя духовное подкрепление и современные иноки и инокини, трудящиеся во спасение души на разных послушаниях, и возблагодарят Господа за призвание их к жизни монашеской, той жизни, которую паче всего на свете возлюбили преподобные.


Тропарь преподобному Феодору, глас 8

Православия наставниче, благочестия учителю и чистоты, вселенныя светильниче, монашествующих богодухновенное удобрение, Феодоре премудре, ученьми твоими вся просветил еси, цевнице духовная: моли Христа Бога, спастися душам нашим.

Кондак, глас 2

Постническое и равноангельное житие твое страдальческими уяснил еси подвиги, и Ангелом совсельник, богоблаженне, явился еси, Феодоре: с ними Христу Богу моляся не престай о всех нас.


Величание преподобному Феодору

Ублажаем тя, преподобне отче Феодоре, и чтем святую память твою, наставниче монахов и собеседниче Ангелов.


КРУПИЦЫ ОТ ТРАПЕЗЫ ПРЕПОДОБНОГО ФЕОДОРА СТУДИТА

Из творений преподобного Феодора Студита.

Добротолюбие. Т. IV.

Молитвами преподобного и богоносного отца нашего Феодора Студита, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас!

1. Отцы и братие! Будем благословлять и ублажать тот день и час, когда благоволил Бог, чтоб мы убежали из мира и приняли монашеское пострижение.

Слава Богу, избравшему нас от чрева матери нашей в священное звание сие! Благодарение Господу, призвавшему нас к блаженному и дивному образу жизни монашеской!

Вы мудро поступили, богозванные мужи, что оставили мир и к Богу устремленными имеете очи сердца вашего. Старайтесь же жить богоугодно и, живя так, не мудрствуйте о себе высокая (ср.: Рим. 12, 16), ни по духовным добродетелям, ни по телесным преимуществам, чтоб не услышать: …что же имаши, егоже неси приял? Аще же и приял еси, что хвалишися, яко не приемь? (1 Кор. 4, 7). Кто много делает, благодатию Христовою делает, прияв свыше от Бога силу не для себя, а для ближнего.

Бог для того ввел нас в мир, чтоб мы, благоугождая Ему добрыми делами, соделывались наследниками Царствия Небесного. Нам же, монахам, Он, по введении в мир, даровал и особенно великую благодать, состоящую в том, что, избрав нас из среды всех, поставил пред лицем Своим на служение державе Его. Смотри же теперь всякий тщательно: сообразно ли со званием, к коему призван, ходит он, и точно ли ни о чем другом не заботится, как только о том, чтоб угождать Богу.

Исполняя послушания, должны мы так действовать, как бы прямо от Самого Бога получили на то повеление. От здравствующих Бог требует посильного дела. И будем делать, одного того всячески стараясь избегать, чтоб не окрадать самих себя тщеславием пред другими и самомнением пред собою, якобы делающие нечто великое. У Господа готова всякому трудящемуся своя награда: трапезарь радоваться будет с первомучеником Стефаном; хлебопек сам будет для Господа чистым хлебом; овощехранитель насладится благоплодиями рая, обитателем его удостоясь быть; и всякий другой — смотрящий за виноградником, древоделатель, доброписец, привратник, и вообще, какое бы ни нес кто послушание, если несет его как работу для Господа, получит достойное воздаяние. Господь все видит, ничто от Него не укрывается; и за все воздаст по-Божески.

Все вы друг для друга послушники, друг другу помощники, как живые члены одного тела. Если глаз не станет руководить руки, если одна рука не станет поддерживать другую, если нога не станет ступать так же, как сего требует благо всего тела, если вообще каждый член начнет lействовать по своей воле, то они не только своей крепости не сохранят, но с расстроением себя самих расстроят и все тело. Потому да радуется всяк, когда ему придется поболее потрудиться для других, терпя хлад, дождь и жар; да плачет же и сокрушается сидящий без дела как непотребный член, в теле не для тела живущий и достойный одного отсечения.

Паситесь же все, паситесь добре, паситесь единодушно и совокупленно. Никто не отставай. Отставшего враг заведет в распутия и сгубит; как отставшую овцу похищает волк и уносит в лес или в горы. Дело спасения не легко; путь к нему многопотен, утомителен, требует напряженного труда, бдения, довольства малым — малою пищею, малым отдыхом, плохою одеждою; наипаче же требует неимения своей воли. С трудами каждого соразмеряет Господь и воздаяние; и на долю каждого из трудящихся отлагаются венцы каждодневно.

Службы церковные надлежит нам исполнять со всем благочинием, благоговением и теплосердечностию. И ты, чадо мое, канонарх (уставщик), как приставленный смотреть за этим первым и великим нашим делом, будь бдителен, буди клирошан, точно наблюдай времена, назначенные для всякого песнопения, и все другое исполняй, как тебе приказано относительно псалмов и стихир, по чистой совести. Кто способен петь, пусть поет; а кто более пригож к чтению, к чтению и приставляй его. Не неради и будь внимателен, и праведно распределяй каждому из братии, что в один день читать кому или петь и что в другой,— кому в простые дни, кому в праздники, судя по голосу, произношению и скорости чтения, чтоб и сторонние, если случатся, получали пользу. Да будет у тебя все… благообразно и по чину… (1 Кор. 14, 40), чтоб удостоиться услыхать от Господа: …добре, рабе благий и верный, о мале был еси верен, над многими тя поставлю… (Мф. 25, 21), и быть вчинену на небесах в лик святых.

И ты, лампадовжигатель, будь пристраiен и тщателен в исправлении данного тебе послушания: ибо оно от Бога и божественно. Блюди освещение храма, как два свои ока: ибо оно пред лицем Бога совершается. Если возжигающий свещи пред царем бывает весь внимание, чтоб угодить пред очами его, не тем ли паче тебе, чадо мое, со страхом и любовию должно совершать возжжение лампад Всецарю Богу, от всей твари дориносимому, равно как очищать лампады, исправлять светильники и поддерживать соразмерный свет. И за чистотою церкви смотри, выметай ее, по крайней мере, два раза в неделю, смахивай пыль и с икон, чтоб не портились, и все прочее держи в порядке и убирай, всячески остерегаясь, как бы чего не повредить из церковного.

И ты, чадо больничниче, шествуй по заповеданному тебе. Не малых венцов достоин ты в сем труднейшем, отдыха не знающем, мученическом, зато высоком и высокого достойном воздаяния служении. Не жди и не ищи покоя здесь, чтоб получить его там. Если здесь добре потрудишься, то, несомненно, получишь успокоение там. Одни читают, другие молятся, третьи безмолвие водят, иные иное что похвальное делают; но и ты наравне с ними течешь или даже упреждаешь их. Как только ободняется*, (* настанет рассвет) обходи одного за другим больных, узнавай положение болезни и назначай, что кому потребно и полезно. Если пребудешь в таких трудах, то венценосцем войдешь в Царствие Небесное.

Вы же, чада мои болящие, с благодарностию принимайте все, случающееся с вами, довольствуясь тем, что вам дают. Если же кроме того, чего пожелаете, то только помяните о том, и что потом сделает для вас приставленный к вам брат, будьте благодарны с любовью. Не ропщите: довольно, что брат служит вам как раб, по любви к Богу, и доставляет пригодное каждому, по силе монастырских средств. Если же не будете так себя держать, то великих мук достойны будете.

И к тебе слово, чадо мое поваре,— каждодневно борющийся в огне, колющий дрова, варящий яства, воду носящий, очищающий и омывающий овощи, коптящий лице свое, загрязняющий одежды, потеющий и жарящийся, усиливаясь всячески успеть предложить братиям потребные яства,— ты со святыми честь иметь будешь, и лоно Авраамово тепле упокоит тебя. Только терпя терпи, в радости проводя день свой, и столько будь усерден и рачителен о деле своем, чтоб послужение твое снилось тебе даже и во сне. С самого утра, как огонь, устремляйся на послушание свое, выйдешь победителем, добре исполнив дело свое.

Радуйтесь, утешайтесь, окрыляйтесь ревностию. Ни от чего не отвращайтесь — ни от душевных, ни от телесных трудов, потому что и телесное наше, будучи посвящаемо Богу, духовно есть. К тому же, кто рачителен в телесном, тот рачителен бывает и в духовном. Друг друга понуждайте, поощряйте и в молитвах, и в послушаниях, и в смирении. Возбуждайте себя взаимно ко всякому добру, во всем поступая благопристойно и чинно. Следуйте друг за другом и помогайте друг другу; и будете таким образом тело Христово и уди от части (1 Кор. 12, 27).

2. Отцы и братие! Хотя вы занимаетесь обычными своими послушаниями, но у вас это не мирские и не житейские занятия, потому что занимаетесь не по страсти, не по своей воле, не в угоду плоти, а для святого братства духовного, по послушанию и заповеди, паче же все для богоугождения. Бог приемлет сей труд ваш как жертву и всесожжение. И блаженны вы, братие, что избрали сей ангельский образ жизни, ведущий в Небесный Иерусалим, Егоже Содетель и Зиждитель есть Бог. Теките же добре, укрепляемые благодатию и украшаясь добродетелями: сокрушением, послушанием, смирением, готовностию на всякое дело, безропотностию, бдением, трезвением и молитвою.

Те из вас, которые трудятся, руки мои суть. Трудитесь же, руки мои, и не утомляйтесь, простираясь на должное: ибо мышца Господня укрепит вас (ср.: Пс. 88, 22). Очи мои вы есте, которые приставлены смотреть за другими. Смотрите же право, предусматривая и предостерегая от падения тех, кои могут подвергнуться ему, чтоб и вам самим соделаться достойными призрения Божественного. Имею я и ноги. Ноги мои, стойте на правом пути заповедей Божиих. Это те, кои мужественно и благодушно носят тяготы прочих братий, за что, если пребудут в сем добром расположении, отнесены будут на вечное упокоение. Этими словами я хочу опустившихся восставить, разленившихся возбудить к ревности и впадшим в малодушие придать мужества.

Стяжите, чада, воздержание. Воздержание же есть, когда телу дают пищу, сообразно с потребностию ее, не слишком обременяя ею тело, не слишком облегчая от нее, как поступают и при нагружении судна, ибо когда оно слишком наполнено, то может пойти ко дну, а когда слишком легко, то подлежит опасности перевернуться кверху дном. Так же и в отношении ко сну: надо принимать его сколько полезно. За соразмерным принятием пищи следуют легкие сны а за тем и другим — бодренность на псалмопении, внимательное слушание чтений, разумное понимание каждого слова из поемых божественных песней. Будучи же услаждаема всем этим, душа благонастрояется, согревается и просвещается, вкушая плоды умеренности во всем. А от многоястия — сны тяжелые; от того же и другого — омрачение мыслей, неразумение песненных речений, сжатие уст, потемнение очей, души и тела: ибо с внешним сообразуется и внутреннее. Тогда вор душевный, набежав, крадет, что хочет. Посему-то и Господь сказал: Бдите… (Мф. 26, 41).

Бог любит задушевное слово, благопокорливый* (* доброжелательный и кроткий) ответ, благое, нерасстроенное лицо, тихий нрав, смиренную беседу. Кто благодушно переносит паче других злострадания, кто благодарит, когда недостает ему потребной одежды, или обуви, или наглавника* (* монашеский головной убор) — тот настоящий делатель Божий, на будущие великие блага меняющий временные и ничтожные. Я забочусь всех всем довольствовать, говорю же так для того, чтобы, когда недостанет каких вещей, никто не огорчался, не раздражался и не роптал. Бывают же и такие, которые, горя любовью к Богу, и произвольно иного лишают себя. Но, конечно, добре творит всякий, кто с благодарностию принимает даемое ему, когда бы то и каково бы то ни было.

Вижу, что вы усердно трудитесь, в жертву Богу принося труды свои. Но да будут труды ваши всесторонне безукоризненны и достойны воздаяния. Как же это? Работайте тихо и безмолвно; слова не вовремя да не исходят из уст ваших; бегайте превозношения; гнушайтесь продерзости (дерзости); облекитесь в смирение; нудьте себя на всякое послушание. Смотрите, не навлеките на себя смерти каким-либо грехом. Внимайте чтению; бодренно совершайте псалмопение; не дремлите, предстоя Богу, и получите от Него дар, ибо Он всегда раздает дары бодренным. Жалости достойно, когда от лица Царя отходят одни, получив дары, а другие отсылаются ни с чем. Хотя те и другие были за одною работою, но как одни работали лениво и сонливо, а другие — искренно и со всем усердием, то так различною оказалась участь их.

Ты, получивший послушание по экономии, старайся безукоризненно и непреткновенно ходить среди братий твоих, всем распоряжаясь со смиренным мудрованием.

Ты, кому поручено смотреть за полевыми работами, со свойственною тебе мудростию и твердостию внимай делу сему, все подобающее по нему верно исполняя и все держа в своем порядке. Снисходи и спостражди преутомляющимся, особенно из новичков. Слово ваше да будет солию растворено… да даст благодать слышащим (ср.: Кол. 4, 6; Еф. 4, 29). Будьте любочестивы (почтенны), благоглаголивы, утешительны, учительны, благочинны, руководительны в деле своем.

Ты, келарь, уповай на Бога и возмогай в державе крепости Его (ср.: Еф. 1, 19). Преиждивай* (* расходовать) в попечении о братиях. Стяжевая* (* хранить, содержать)  их, Бога стяжешь: ибо не людей питаешь, но, если хочешь, апостолов Божиих. Приготовляй и давай им и яства и пития лучшие из того, что имеешь; но ни приправ, ни сластей и ничего, чем живущие для чрева, набивают его, да не будет. Это не идет для благочестивых. Но овощи, хлеб и вода — вот все учреждение для них. В этом отцы наши находили великое утешение.

И ты, чадо мое, повар добрый, попекись о братстве, приготовляя ему съедомое в утешение да воссияешь в Царствии Небесном, как солнце.

Вы, огородники и садовники, работайте и старайтесь довольствовать братии, доставляя им всякого рода овощи; да угождая им, Богу угодите и удостоитесь насладиться вечным покоем.

Вы, при келаре состоящие, со всем усердием и добрым изволением отдавайте силы свои на дело свое, даже до крови, и добре относитесь к первокеларю, потому что от него зависите.

Вы, исправляющие дела по конному двору, благоприятное и Богу, и нам несете послушание и вдвойне против других служите братству; почему двоякими венцами украшены будете. Всякий из вас, кто больше о других печется, делает для них и трудится, несомненно, большее получит воздаяние.

Приидите ко мне и вы, приставленные к мельницам, и вам, говорю, надлежит иметь великое попечение о деле своем; но ничего не допускайте лишнего против того, что положено, ни в пище, ни в питии, ни в другом чем. Относительно же того, что приходится не быть на правиле, псалмопении и других службах, и нам не желательно, чтоб так было, но по причине крайней нужды не имеем как иначе распорядиться. Однако же не унывайте, вместо вас мы восполним недостающее у вас в сем отношении, хотя мы и грешны. Будьте только бодренно внимательны к себе, имейте страх Божий и уклоняйтесь от мирских бесед.

3. Будем жить, отцы и братие, по установленным для нас правилам и порядкам, понуждая себя быть исправными во всем, и в большом, и малом.

Как только ударят в било, спешите все благодушно собраться в церковь, как бы Ангелом позванные, побеседовать с Богом, и послужить Ему песнопением, и в воздаяние за то получить не скоропреходящее что и привременное, но дары от Бога душеживительные.

Пришедши во храм, единым воззванием согласно вострубите славословие Господу Богу и затем вслушивайтесь в псалмопение и бодренно следите за чтением, чтоб, тем и другим просвещаясь, в радовании благоплодно пребыть на богослужении и посрамить диавола. Но при этом не забывайте внутренне в трезвении совершать молитву, дабы, быв зримы чистыми Чистым, освещенными паче, а не помраченными выйти из храма.

Кончилось правило: тихо и мирно исходите из дома молитвы.

Молясь Богу, да исправится дело рук наших (ср.: Пс. 89, 17), весь день да совершится добродетельно, приступайте к делам, как будет распределено, каждый ли особо к своему или все вместе к одному, когда случится в этом надобность. Да будет же ваш труд и работа со стихословием, молитвою и добромыслием, будет ли это работа на поле, или в винограднике, или по кухне, или другое что, по обычному порядку делаемое в определенные часы,— и это все да будет исполняемо добросовестно со стихословием.

Вопию к вам, призывая во свидетели небо, землю и Ангелов святых,— не нерадите о спасении своем, не презирайте ни единой заповеди не ходите во тьме неоткровения (помыслов), бегайте тайноядения, не соплетайтесь со сластьми, не пронзайте мечами душ ваших, то есть не ввергайте в них огня дерзости, даже в отношении к собственным членам вашим, помня, что они Христовы суть и потому досточестны, не злословьте и не воспламеняйтесь гневом друг на друга, не держите зависти в себе, не воздавайте злом за зло, не ищите начальствования, не вожделевайте безвременно священных степеней и не соуслаждайтесь тем в помыслах своих; но благоохотно открывая все (отцам своим духовным), тем врачуйтесь, чрез то в здравии пребывайте и будьте от сердца во всем послушны. Вот и священство, и священнодействие, и обожение!

Чистосердечно открывающий пред моим смирением все свое, смиренное о себе имеющий мудрование, почитающий себя низшим всякого дыхания и не ищущий ничего выше того, что получил от моего смирения,— вот, по-моему, высокое и досточестное лицо! А посматривать на мои распоряжения и обсуждать их по-своему, или решать, почему я одному дал такое послушание, а другому другое, почему одного ввел в клир, а другого к другому приставил, не полезно для вас и не прилично.

Путешествующим неизбежно терпеть и бедствовать: то же и с нами. Ибо, как видите, дела наши требуют труда, подвига и утомления: работаете, изнемогаете, потеете, терпите алчбу и жажду,— кто на пашне, кто в винограднике, кто при точилах елейных, кто на кухне, кто на постройках, кто по келарне и просто каждый над тем, к чему приставлен. Все сии шествуют путем Божиим, приближаются ко граду великому и чрез смерть введены будут в радость вкушения благ, отложенных любящим Бога.

Добрыми примерами отцев просвещаются обучающиеся подвижническому житию, и непоколебимою верою крепки бывают в трудах своих. Верою святой Досифей совершил течение послушания, без исследования, верно исполняя всякое повеление руководителя своего и безропотно перенося при этом иногда ударения в ланиту, а иногда осмеяния. Верою блаженный авва Кир пятнадцать лет мужественно и юношески переносил побои, насмешки и гонения, как бы не чувствуя гнета неприятностей, и не только не жаловался, но сильно защищал и оправдывал нападавших пред святым отцем, когда он расспрашивал его. Верою Феодор Освященный, за помысл о предстоятельстве, три года нес отлучение от Великого Пахомия, без противления и ропота. Верою собрал зрелый плод послушания тот, что три года терпеливо и с усердием поливал жезл отчий. Верою Акакий, присноживой, иногда синяки имел под очами, иногда следы ударов на ланитах, иногда тот или другой член пораженный, смиренно все терпя и без ропота; и за то сподобился бессмертия. Верою Захария приснопамятный, хотя и Духом Божественным был преисполнен, благодушно терпел раны, но от отца не отлучался. Верою дивный некто реку переплыл, несомый крокодилом. И всякий из чтимых отцев и мужей совершенных оружием веры прошел сквозь огнь и воду искушений лукавого и вошел в область вечного упокоения.

4. Отцы и братие! Если хотите спастись, никакого нет к тому препятствия или преграды. Имеете пред очами неложные примеры спасшихся и спасающихся. На меня не смотрите, но слушайте слово мое: ибо хотя я и грешен, но истину вам говорю и прямой путь показую. Трудитесь же, чада мои, отложив непокорливость и отбросив неверие. Шествуйте со страхом путей заповедей Господних. Ищите и обрящете, толцыте и отверзется (ср.: Мф. 7, 7). Это верно знаю, и совершенно убежден в сем. Несите послушания свои безропотно. Трудитесь над повеленным вам без лености. Не будьте неудовлительны*,   (* неудовлетворены) скоры на противоречия и отмщение и продерзы на разорение и пагубу души. Не ищите славы, и найдете ее не только в будущем веке, но и здесь, тотчас, блестяще. Не воюйте между собою и не раздражайте друг друга колкими и оскорбительными словами, по поводу назначения послушаний одному более честных, а другому низших,— и первейшими будете призваны и первей шее получите место в вечных Божественных обителях. А если противно сему будем поступать, противное и найдем, и приидет на всякую душу, творящую зло, ярость и гнев, и посрамление и ныне, и в будущем (см.: Рим. 2, 8-9). Не буди сего с вами!

Не стоит последний час, но быстро приближается, а для иных уже при дверях есть. Почему, как бы пред очами нашими и у ног наших стоя, да устрашает он нас, да смиряет, да очищает и да отклоняет от виновности в каком-либо худе и каком-либо поскользновении с пути правого, научая проводить жизнь взаимную, в благоговении, безмятежии и благом единомыслии, а также в изучении Божественных Писаний, в молитве чистой и труде посильном. И пост есть оружие к духовной жизни, хотя и телесное, впрочем, если им предводительствует святое смирение. Больших подвигов святоотеческих нам касаться не под силу, да и неполезно, но будем соблюдать сказанное пред сим (то есть память смертную, благоговеинство, безмятежие, единомыслие, поучение в Писании, молитву чистую, труд и пост посильный) и в подчиненном нашем состоянии избирать подобающее нам, строго держась общежительного устава, как законоположено; в пище и питии, причащаясь не только хлеба и овощей, но иной раз и рыбы и сыра, с подобающим воздержанием, не по своему, однако ж, рассуждению, ибо это неуместно, а как нами установлено; и во всем прочем действуя мудро и разумно — и когда спим, и когда отдыхаем, и когда ходим, и когда сидим, и когда вместе сходимся и беседуем, и когда празднуем, равно как и когда насаждаем, сеем, строим, плотничаем,— будем так вести себя и, уверяю вас, нисколько не отстанем от великости оных отцев.

Одно из великих зрелищ и чудес есть и наше во имя Господа нашего Иисуса Христа собрание и сочетание мужей из разных стран и родов, разных возрастов и образов жизни в единое тело, соединенное и направленное к единодействованию и единослужению, так что оно, будучи многодушно, многосердечно и многоумно, пребывает единомысленным и единосердечным, не для чего-либо худого, а для богоугождения и работания во славу Пресвятыя Троицы. Так наше собрание (братство) и само по себе велико и досточтимо, наравне с великими чудесами; но в нем и самым делом совершаются чудеса, если мы живем как следует. Ибо не изгоняются ли и здесь бесы? Изгоняются, и не в тот или другой день, а каждый день и даже час, изгоняются и опаляются. Каждый из нас, побеждая страсть, беса той страсти опаляет и изгоняет: побеждающий блуд — беса блуда изгоняет, побеждающий леность — духа лености изгоняет, побеждающий гнев и злопамятство — духа гнева и злопамятства изгоняет, побеждающий осуждение и ропотливость — духа осуждения и ропота изгоняет. Так и о побеждении других страстей разуметь надлежит. Так не чудотворцы ли вы, если хотите? И Господь приемлет ваше своинствование в жизни, как подвиги пустынников и столпников, совершавших такие дивные чудеса.

5. Отцы и братие! Будем все вообще,— келарь, больничник, каллиграф, вертоградарь, огородник, сапожник, повар, эконом, учитель, сторож, будильщик, уставщик, кандиловжигатель, хлебопек, плотник и всякий, к чему бы то ни было, большему или малому, приставленный,— будем, в непресекаемом течении в предняя, с неугасимым вожделением вечных благ, мужественно нести свои труды, претерпевать все охотно, делать все богоугодно, и себе самим доставляя благо, и собою жертвуя друг за друга в такой мере, чтоб каждый готов был и душу свою положить за брата.

Устремитесь, братие, к заповедям Божиим, сейте семена добродетелей в сердца ваши, чтоб в свое время пожать плоды правды. Никто не будь лежебоком, чтоб не услышать от приточника: иди ко мравию, о, лениве… (Притч. 6, б) или иди ко пчеле трудолюбивой. Никто не будь лукав и двоесердечен, одно имеющ в сердце, а другое говорящ, чтоб не быть поражену грозным приговором священнопевца Давида, который говорит: Потребит Господь вся устны льстивыя, язык велеречивый (Пс. 11, 4). Никто не оставайся без дела и не будь празден, чтоб не подпасть присуждению святого Павла, говорящего: аще кто не хощет делати, ниже да яст (2 Сол. 3, 10). Никто не будь велемудр, чтоб не испытать того, чем грозит святой Иаков, говоря: …Господь гордым противится, смиренным же дает благодать (Иак. 4, 6).

6. Все бодренно шествуйте в Господе, и заповеди Его творите, привнося каждый в общность жизни нашей, как в сокровищное хранилище наше, то, что ему под силу и что ему подручно,— кто экономство, кто священнослужение, кто смотрение за больными, кто песнопение, кто чтение, кто вертоградство, кто краснопись,— и вообще, никто да не будет ничего не приносящим и да не является пред Господа тощ. Приимет Господь приношения не только великие, но и малейшие, приемлет даже того, кто проговорит стих в напоминание о смерти, если, может быть, ничего другого сделать он не силен, как две лепты вдовицы. Бог определяет цену дел, смотря на произволение делающего. Имея убо Бога благого и многомилостивого и паче нас самих хотящего спастися нам, будем шествовать путями Его правыми и обретем покой душам нашим.

Всегда так бывает, братие, что ныне малодушие, а завтра мужество, теперь печальное расположение, а вдруг воодушевление, сию минуту страстей восстание, а в следующую Божия помощь и их пресечение; не таким, как вчера, явишься ты и послезавтра, и не навсегда одинаковым пребудешь ты, возлюбленный; но придет к тебе благодать Божия и поборет по тебе Господь. Речешь тогда: «Где был еси доселе, Господи?» И Он скажет тебе на это: «Смотрел, как ты борешься, и ждал». Будем же терпеливы, возвеликодушествуем немного; стесним себя и тело свое придавим, порабощая его и далеко от себя отбрасывая страсти.

7. Отцы и братие, вижу, как всегда усердны вы в исполнении своих послушаний: одни в приготовлении и печении хлебов, другие в возделывании виноградников, те на посылках, эти за рукоделиями — шитьем, перепискою, мытьем, печением, варением, приготовлением трапезы, в кузнице, по келарне, в больнице; при этом неопустительно ходите на все службы церковные: на часы — первый, третий, шестой, девятый, на вечерню и повечерие, и, собираясь, благоговейно стоите, поете, молитесь,— и все это без лености и опущений. Весь этот труд ваш, эту тесноту и тяготу всегда имею я в мысли; но не поддавайтесь малодушию: ибо во всех сих препобеждаем,— говорит апостол, — за возлюбльшаго ны Господа (Рим. 8, 37). Так что, хотя труд сей очень велик, но так как чрез него воссиявает нам спасение вечное и радость безмерная, то радоваться и веселиться надлежит нам при нем и вдавать себя еще в большие подвиги, и твердо стоять в борении в мученическом житии нашем по уставу общежительному, ни под какою тяжестию не падая, не обращаясь вспять и не отступая ни пред чем скорбным и претрудным.

Не помышляйте, братие, что кто только однажды или несколько раз что-нибудь потерпел, уже и спасен; но кто все, что ни случится, благодушно переносит и переносить будет до конца, тот спасен будет. Если же кто посреди или под конец ослабеет и откажется от блаженного послушничества, тот потерпит жалости и рыдания достойнейшее крушение, и потому, что погубит чрез то все прежние труды, и особенно потому, что неизбежно подпадет осуждению в день праведного Суда Божия. Почему блюдите себя чистыми и непорочными во всем и во все дни жизни вашей, славы ради Божией, спасения ради душ своих и ради благого жребия с отцами нашими на небесах.

8. Отцы и братие! Молю вас, будьте внимательны к послужениям вашим и прилежно трудитесь в них: писец в доброписании стройном и одинаковом с любовью и терпением; келарь в келарствовании, в неутомимом удовлетворении телесных потреб, в давании и принимании нелестном, с подобающею мирностию, благопристойностию и извинениями, когда требуется; землекоп в раскопывании виноградника; и что бы другое кто ни делал, по земледелию, переноске тяжестей и подобное, без роптания, не забывая стихословия (повторения какого-либо стиха из Псалтири), храня молчание и бегая празднословия. Садовник и огородник трудись в возделывании сада и огорода и доставлении братству вдоволь овощей и плодов; повар — в приготовлении яств, перенося жжение огня и хлопотливость всякую по своему делу безропотно; больничник — во всеусильном попечении об упокоении немощствующих братий, кому пищу более пригодную доставляя, а кому слово утешения и умиротворения, во уврачевание душевных и телесных болестей; канонарх — в усвоении и блюдении стройного и благочинного пения и внятного чтения. Таким же образом лампадовжигатель, приготовитель пергамента, хлебопек, ножевщик, трапезарь, золотарь, медник, кровельщик, портной, а также привратники, будильщики, сторожа, попечители, учители, наконец, эконом и помощник эконома, — и все — делайте дела свои, как пред Богом, как дела Божии во славу Божию.

9. Чада мои! Многодельна жизнь монаха и многотрудна, требует пота и терпения, главнейшее же — смирения. Отличающийся сею добродетелию безопасен от падения, по святым отцам, и, как злато очищенно, пригоден будучи ко всякому делу, многоценным является. Трудитесь вы до утомления в делах ваших,— знаю. Да дарует вам Господь милость и благоживотие, по отжитии в здешней жизни, в жизни другой. Но и здесь находим мы плоды труда к утешению и упокоению нашему по телу. Будьте при том удостоверены, что не мы одни добываем трудами благопотребное для жизни — но и каждый монастырь трудом и потом хранит жизнь свою. Ибо можем ли мы делать ложным слово неложного Бога нашего, рекшего праотцу: в поте лица твоего снеси хлеб твой… (Быт. 3, 19). Никак. Смиренно покоряющийся сему закону жизни добре шествует путем Божиим.

10. Отцы и братие! Кто из вас печется паче всего о спасении своем, тот не чадо мое, но господин, владыка и отец, и я мысленно повергаюсь к ногам его; кто скор и ретив в делании дела своего, тот сила моя и крепость; кто молчалив, смиренномудр и трепещет словес Божиих, тот душа моя, сердце мое, ум мой. Но раздражаюсь на ничего не делающего, как даже ни ясти достойного, по божественному Павлу (2 Сол. 3, 10); также на мешкотного*, (* вялый, медлительный) на ленивого, на ропотливого, на сонливого и на дремлющего за делом. Прошу убо вас восстаните, чада мои и братие, сподвижники и сшественники мне на пути, ведущем на небеса. И во-первых, емлитесь*  (* беритесь) за духовные делания тепло и крепко, возгораясь, как огнь, и спеша к нощным псалмопениям и дневным молитвам; а потом обращайтесь и к телесным делам, кои у вас на руках, вставая как можно раньше и не допуская до того, чтобы солнце застало кого на ложе, как заповедал Василий Великий.

11. Будьте милосерды, якоже и Отец ваш Небесный милосерд есть (ср.: Лк. 6, 36). …Утробы же нечестивых, как написано, немилостивны; праведник же милует души скотов своих… (Притч. 12, 10). Во-первых, являйте милость взаимно к себе самим, а потом и к животным, не оставляйте их ненакормленными и ненапоенными, но в свое время и корму им задавайте и на водопой водите. То и служит очевиднейшим признаком, что подъяремные животные принадлежат монахам, когда они откормлены и сильны; если же они не таковы, то это не монастырские, а мирян или злых, или неразумных.

Покажите вы себя, братие, точными исполнителями правил жизни вашей, даже до малейших черт. И как в другом ревнуете вы быть верными сим правилам, так соблюдайте их в отношении к вещам: ни овощей не бросайте как попало, ни плодам не давайте преть, даже лоскутами какими старыми или обрезками не брезгуйте, тем паче одеждою; ибо если монах должен носить, как написано в Отечнике, такую одежду, которой никто не взял бы, если б бросить ее на три дня за ворота, то какою еще одеждою можно брезговать, пока она держится на плечах? И не об этом только говорю так, но и поленом каким не пренебрегайте и не сжигайте его попусту, ни отрезком доски, может быть, гожим еще на что-нибудь.

12. Дерзаю уверить вас, братие, что никто из трудящихся у нас не трудится всуе, — ни пашущий не всуе пашет, ни копающий гряды не всуе копает, ни повар не всуе поварствует, ни хлебопек не всуе печет хлебы, ни келарь не всуе келарствует и проч. и проч. И эти все, меньше других уединенно упражняющиеся в псалмопении и стихословии, не меньше сидящих в кельях за своим делом награждены будут, если не с меньшим усердием работают и при том Господа ради. В какой мере кто отмеряет на братство своего труда и усердия, в такой и отмерится ему. Ведая сие, работающие внутри не уничижайте трудящихся вне, и трудящиеся вне не унывайте, будто умаленные. Мера каждому — труд и усердие. «А у болящего какая мера? — скажет кто,— ибо он работать не может». Ему мера — благодарение, безропотность и терпение.

Внимайте, да не отягчают сердца наши от уныния, расслабления и неуместных помыслов, чтоб не случилась от сего беда внутреннего в душе падения. Но с юношескою бодренностию и рвением постараемся прожить вместе и остальное время недолговечной и непрестанно умаляющейся жизни нашей, чтоб, по совершении подвигов добрых, священных упражнений и досточестных добродетелей, прешедши в будущий век из сей жизни, сподобиться получить нетленный венец правды от мздовоздаятеля Бога. Да смотрит потому каждый, как проходит служение свое, и до старости так проходит, как бы служил Господу присущему, не нерадиво, не вяло, не лениво, не притворно, зная, что чрез это не человека оскорбляет, но Бога, Коему посвящается служение. Мы же что здесь, как не со-рабы только, напоминающие о заповедях Владыки? Так что и исполняющие их, и нарушающие не пред нами провиняются и не нам благоугождают, но давшему заповеди благому Владыке и Богу. Итак, книги ли кто переписывает, или служит, или пашет, или гряды копает, или другое что делает, да делает всяк свое дело, как пред лицем Бога, а не человеков; и чисто будет дело его, измеряемо будучи сердцеведцем Богом по употребленному на него напряжению сил и усердию.

13. Братие! Язык надо блюсти от суесловия, око ограждать от непотребных зрелищ, сердце хранить от помыслов нечистых и все чувства остепенять страхом Божиим; друг ко другу должно относиться смиренномудренно, обращаться взаимно с любовью бездерзостною, беседы вести приличные, смотреть на полезное, слушать подобающее, соприкасаться со скромностию, помышлять о вещах божественных, да тако, радуясь и срадуясь, заповеди Божии исполним и душеспасительно дни пришельствия своего на земли окончим.

Бог видит каждого из вас, братие, и дело его, и служение; видит, чем был прежде и чем стал теперь, как жил в мире и как живет в обители, как нудит себя и все терпит, во что одевается и обувается и какой труд подъемлет при исполнении дел своих,— и в свое время каждому воздаст по делам его. Итак, никто не малодушествуй. Богу мы явлены и предстанем пред Страшным Судилищем Его, когда, дав отчет о прожитой жизни, получим должное.

Некоторые из отцев и братии не остаются на тех послушаниях, к каким приставлены, но переходят с одного на другое без толку, по одному легкомыслию и непостоянству; от чего бывают и сами себе во вред и тем, кои держатся порядка; да и самым смотрителям за мастерскими и рукодельнями причиняют излишнее беспокойство и труд. И этого да не будет впредь. Но всякий будь терпелив на том, к чему приставлен, и как установлено, так пусть и работает. Потому что самому себе придумывать занятия и свои прихоти исполнить домогаться есть признак беспорядочности, невежества и непослушности. Теперь, как такое зло указано и запрещено, никто больше так не поступай, чтоб не подпасть под епитимию за бесчиние. Не знаете разве, что говорит святой Дорофей? Что достигший отсечения воли своей достиг полной меры внутреннего покоя. Почему, кто хочет насладиться внутренним покоем, тот для достижения сего пусть держится сего пути, то есть отсечения своей воли; и получит покой и на время пребывания здесь, и на вечные веки в будущем.

14. Как странники и пришельцы, пришли вы в обитель и приняли образ монашеского жития. Благословен выбор ваш, и свято решение ваше. Но, братие, прошу и молю и жизнь вести достойную сего великого чина, чтоб вам, находясь вне мира, не оказаться действующими по-мирски и чтоб, убежав от плоти, не жить по плоти, как это бывает и есть, вы знаете, хотя бы я и не говорил. Ибо если мы сластолюбствуем, или страстолюбствуем, если настаиваем на своих желаниях, если домогаемся первенства, если спорим о мантиях и других одеждах, о месте стояния, о писале* (* любой предмет, которым пишут, например, перо)   и других ничтожных вещах, — то не плотские ли мы? Не мирское ли наше борение? Не попустим же, братия, никак не попустим, чтоб наше святейшее звание ниспадало до смешных детских споров. Слава монаха — быть бесславиму, поносиму и оклеветаему, Бога ради, не делая ничего достойного осуждения и поношения. Украшение монаха одеваться в самую некрасивую одежду.

У нас, братие, никто не служит плоти и крови, но Господу Богу, что Он и принимает как жертву благоприятную и достойным воздаянием воздать обещает в будущем веке. Никто не думай, что человеку служит, хотя бы последнее какое получил послушание, но Самому Господу, чрез братии Себе то приемлющему. Почему со страхом и трепетом исполняй то, имея надзирателем Самого Его, видящаго тайная тмы и открывающему советы сердец ваших (ср.: 1 Кор. 4, 5). Если каждый из нас так будет помышлять, как оно и воистину есть таково, и взаимную друг на друга работу будет совершать как божественное служение, то мы в совершенстве исполняем все дело нашего звания.

15. Будем же, братие, жать усердно, именно: учащий — учение, предстоятельствующий — попечение о всем, эконом — экономию, служащий — служение, послушник — послушание, безмолвствующий — безмолвие, молящийся — терпеливое пребывание в молитве, все — все во всем, сколько сил есть. Ни с чем несообразно было бы, когда плотски действующие так усердно прилежат к своим делам, нам к духовным деланиям нашим приступать лениво и небрежно; когда те, потом обливаясь, не отступают от трудов, нам отвращение иметь к аскетическим рачениям. Не Царствие ли Небесное предлежит нам? не жизнь ли вечная? не радость ли неизреченная? Да и возможно ли, предаваясь лености, стяжать что-либо великое и вожделенное? Никак. Итак, воспрянуть надо ото сна лености и нерадения и со всем рвением взяться за дело; ибо ищется не что-либо тленное и скоропреходящее, но нетленное и вечное; так что и о нас можно будет говорить: Ты будешь есть от трудов рук твоих: блажен ты, и благо тебе (Пс. 127, 2).

Будем радостно переносить все трудное и прискорбное Бога ради, в уповании воздаяния. Упование же видимое, несть упование, как говорит апостол, еже бо видит кто, что и уповает; аще ли егоже не видим, надеемся, терпением ждем (Рим. 8, 24-25). Таким образом, терпение есть величайшая из добродетелей добродетель; за терпение мученики украшены небесными диадимами; терпением преподобные стяжали венцы правды. Будем и мы являть терпение в послушании, в смирении, в безгневии, в исполнении послужений, во всем, что требует подвига терпения; и равное с ними и мы получим мздовоздаяние.

16. Знаю я послушническое иго, знаю болезненность отсечения воли; но опять ведаю и сладость такой жизни. Ибо когда воля своя бывает отсечена, тогда путь легок, и спасение удобно; так что стоит только отсечь волю, как вместе с тем явится покойная и блаженная жизнь. В общежитии бывают труды, но бывают и утешения. Трудится кто больше брата? но и воздаяние большее будет иметь он. Кийджо* (* каждый)… свою мзду приимет по своему труду,— говорит апостол (1 Кор. 3, 8). Подчиняется кто по любви другому? но и первенством будет он почтен в свое время. Ибо Господь сказал: …иже аще хощет в вас быти первый, буди вам раб (Мф. 20, 27). Не силен кто взяться за слишком тяжелые дела? Пусть не небрежет о тех, кои под силу ему; да во всех славится Бог, и никто да не будет негож к чему-либо полезному для братства. Сие хотя часто говорено было, но и ныне не без нужды напоминается: ибо не мал предлежащий нам подвиг. Вот я положил пред лицем твоим живот и смерть, говорится в Писании (ср.: Втор. 30, 19). Чтоб мы держались жизни и избегали вечной смерти, для того слово наше и утешение, наше учение и увещание. И я знаю и убежден, что не бесполезно ни для меня, смиренного, ни для вас, слышащих, бывает говоримое.

17. Отцы и братие! Как исполняющие послушание, так и распоряжающиеся послушаниями должны со всем вниманием и усердием, подвижнически, исправлять свое дело,— и эконом и подъэконом, и келарь, и повар, и трапезарь, и всякий, другое какое делающий дело,— чтобы не подпасть грозной клятве, гласящей: Проклят (человек), творяй дело Господне с небрежением… (Иер. 48, 10); а напротив, чтоб наипаче достойными соделаться благоволения Господа, Который сказал: Кто убо есть верный раб и мудрый, егоже поставит господин его над домом своим… Блажен раб той, егоже, пришед господин его, обрящет тако творяща: аминь глаголю вам, яко над всем имением своим поставит его (Мф. 24, 45-47). Видишь, какую и коликую честь дает Он добре служащему? Явно же, что не добре служащему противоположный сему выпадет жребий. Почему прошу вас, исполняй каждый добросовестно вверенное ему послушание, и тем прославляй Бога и стяжавай свое спасение. Эконом, экономски удовлетворяй телесные потребы, давая каждому подобающее не по лицеприятию и не по пристрастию делая что-либо, но все по благорасположению и братской любви. Келарь, смотри, как удовлять*  (* довольствовать) братство пищею, делая свое дело искренно с одним желанием упокоить их, и в келарне ничего не держа попорченного. Повар, блюди совесть в варении пищи и в приправе ее, как бы Самому Богу принося служение свое. Трапезарь, содержи чистою трапезу и все потребные в ней сосуды, служа братиям как Господу. Так же пусть действуют и другие в своих послушаниях. Говорю же сие не затем, чтоб одних из вас восстановить против других, но чтоб каждый, в чем призван, тем и старался удовлетворить своему долгу служить другим, имея пред умными очами своими Бога, от Коего и мздовоздаяние все ожидать надлежит.

И мне, смиренному, разве не вверено свое домостроение? Да, и еще самое большое. И так как на мне лежит пещись и бдеть о душах ваших, умолять и вразумлять каждого, и наедине и обще со всеми возвещать вам правду Божию и грядущий меч, так и вам без лености следует исполнять свои послушания. И будем таким образом одно тело и один дух, как и призваны в едином уповании звания нашего,— друг друга любя, как члены одни относительно других, друг друга терпя, друг о друге заботясь, друг друга тяготы нося; чтоб во время исхода поздно не пожалеть о напрасно потраченном времени в нерадении; но да будем всегда добре приготовлены к сему исходу, и искренно благонадежны, пришедши отселе с доброю совестию, улучить Царствие Небесное.

18. Трудитесь и подвизайтесь, отцы и братие, и на находящие на вас прискорбности в жизни вашей во Христе не смотрите как на нечто чуждое-странное и против чаяния с вами случающееся. Разве, пришедши сюда из мира, не исповедали вы пред Богом и избранными Его Ангелами, что будете благодушно претерпевать всякую скорбь и тесноту Царствия ради Небесного,— в алчбе и жажде, хладе и наготе, в оскорблениях и поношениях и в других подвижнических тяготах. Лучше совсем на это не смотрите, а только терпите и терпите, взирая на блаженный конец сего. Конец же какой? Наследие Царства Небесного, обрадование вечными благами, вкушение бессмертия, блаженство жизни непрестающей, сыноположение, сладость райская и всякое другое утешение. Воистину достойно и праведно воззвал о сем великий апостол, что …недостойны страсти нынешняго времене к хотящей славе явитися в нас (Рим, 8, 18). Он тогда ходил по всей вселенной, как среди львов и тигров, влачимый и разрываемый неверными, в алчбе и жажде и в денно-нощных трудах, работая своими руками, чтоб не отягчить собою никого, но самому своим трудом добывать потребное и себе и сущим с ним.

Если и мы в тех обстоятельствах, в каких находимся, будем благодарно и терпеливо переносить все, — благо нам — мы не будем лишены части его. Если же окажемся малодушными, недовольными и ропотливыми, то какое нам общение с теми, кои даже до крови подвизались против греха? И не окажемся ли мы в день оный достойными всякого посрамления, когда и малейших вещей не можем исполнить спокойно и как следует? Разумею, непротиворечивого послушания, неропотливого работания, негорделивого услужения, благовременного молчания, разумного говорения, случайного перевода на другое послушание, соответствующего делу внимания и усилия, отсечения своей воли, благодарного подъятия наложенной епитимии, неослабного стояния на псалмопении и молитве ночной и дневной и терпеливого стихословия положенных на день псалмов.

Все сие и многое другое, чего и перечислить нельзя, если будем благопокорливо, благодушно и охотно принимать, претерпевать и исполнять, то прекрасно будет житие наше, и благоугождаемый тем Бог будет благоволительно взирать на нас и благословлять нас. Не дадим же себе отступать от такого образа жизни; и хотя бы каждый день надлежало нам умирать от того, примем то радостно, ни едино ни в чемже дающе претыкание, да служение наше безпорочно будет (2 Кор. 6, 3).

19. Отцы и братие! Прошу и молю, стойте, терпите доблестно, благодушествуйте, мужайтеся, помышляя, какой славы сподобятся треблаженные и святые послушники. Всеконечно, каждый в каком чине жизни благоугодил Богу, сообразно с тем получит и благая своя в будущем веке. Но какой чин лучше? Вонмите! Велики служащие Богу в горах, вертепах и пропастех земных (ср.: Евр. 11, 38), отшельники, столпники, затворники и другим каким образом жизни прославляющие Бога. Но, как вам известно. Господь наш Иисус Христос, раздаятель недомыслимых благ, сошедши на землю, не пустынный, не столпнический и не другой какой возлюбил образ жизни, но благоволил состоять в послушании. Ибо Сам сказал о Себе: …снидох с небесе, не да творю волю Мою, но волю пославшаго Мя Отца (Ин. 6, 38). И еще: …яже Аз глаголю вам, о Себе не глаголю… но пославый Мя Отец, Той Мне заповедь даде, что реку и что возглаголю (Ин. 14, 10; 12, 49). Также лентием препоясался Он и, рабий зрак прияв, умыл ноги учеников, отирая их лентием, и сказал об этом негде в другом месте: Аз же посреде вас есмь яко служай (Лк. 22, 27). Если же, как видите, Он, Владыка сый всяческих, благоволил, паче всех других, восприять наш послушнический образ жизни, то как вам не радоваться, как не ликовать, как не восторгаться оттого, что вы жительствуете подобно Господу? После сего есть ли для вас что другое, более достойное ублажения? И можно ли вам большее иметь расположение к другим видам жительства? Итак, не ублажайте другого образа жизни паче вашего, если добре его проходите. Почему и в Герондике (Отечнике), или в сказаниях о святых старцах из трех тружеников чрез откровение явлен был более славным послушник, паче пустынника и больного, благодушно с благодарностию переносящего болезнь. Ей, говорю вам, велик наш образ жизни и всесвят; и вы, добре совершив течение ваше, прославлены будете с Авраамом, с мучениками возликовствуете и водворитесь с праведными. Теките же добре, не останавливаясь, и да не обуморит*  (* делает бесчувственными) вас завистливое око диавола. Помажьте ноги ваши елеем терпения, чтоб, разогревшись душевными стремлениями, были вы довольны к совершению своего пути. Облекитесь в одежду правды и радования, пейте воду чистоты и целомудрия и не говорите: доколе же? Это слово ленивых. Мы не тысячелетни: ныне-завтра смерть. Каждодневно полагая сие пред очи ума, мы добре творим, шествуя законом отеческим. С сим законом сообразовались отцы наши в немногие дни жизни сей. Да будет же в вас, по святой молитве отца моего, милость, мир, любовь, незавидование, независтность, степенность, добрая послушность, слово благо, сотрудничество, взаимное сочувствие, смиренномудрие. Так живите и так действуйте!

20. Отцы и братие! Будем же и мы, как праздник проводя каждодневно, благодушно переносить прискорбности ради Бога, не ослабевая от диавольских козней и браней. Когда же случится как-нибудь воздремать и увлечься на что недолжное, умом, словом или делом, поскорее поспешим восстать, и к прежнему возвратиться благонастроению, и опять с теплым усердием начать работать Господу, зная, что и от царей тот воин получает почести, который борется и противовоюет, а не тот, кто убегает с поля брани. Так-то и мы, пребывая до последнего издыхания в невидимой брани, и вечных наград сподобимся по милости Божией, и Царствие Небесное получим во Христе Иисусе, Господе нашем. Ему подобает всякая слава, честь и поклонение со Отцем и Святым Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

« Предыдущая   Назад  Следующая »


Начало arrow Духовное наследие arrow Настольная книга для монашествующих и мирян arrow Выпуск №2. Крупицы от трапезы Преподобного Феодора Студита.
Официальный сайт Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря.
Копирование и использование материалов сайта в коммерческих целях запрещено.

Успение Божией Матери. Молитва отца Иоанна
Успение Божией Матери.
Молитва отца Иоанна
Успение Божией Матери. 1986 год
Успение Божией Матери.
1986 год
Успение Божией Матери. 1993 год
Успение Божией Матери.
1993 год
Успение Божией Матери. 1995 год
Успение Божией Матери.
1995 год
Успение Божией Матери. 1998 год
Успение Божией Матери.
1998 год
Успение Божией Матери. 2004 год
Успение Божией Матери.
У Плащаницы Божией Матери
в келии. 2004 год
Успение Божией Матери. 2005 год
Успение Божией Матери.
В келии с братией.
2005 год
Успение Божией Матери. Последний крестный ход. 1999 год
Успение Божией Матери.
Последний крестный ход.
1999 год