Начало
Жизнеописание
Духовное наследие
Воспоминания
Разное
Фотогалерея
Гостевая книга

Поиск по сайту Электронная почта

Выпуск №4. Крупицы от трапез святых отец Печать

Молитва святителя Иоанна Златоустого пред чтением и слушанием Слова Божия

Господи Иисусе Христе, отверзи мои очи сердечные услышати Слово Твое и разумети и творити волю Твою, яко пришлец есмь на земли: не скрый от мене заповедей Твоих, но открой очи мои, да разумею чудеса от закона Твоего: скажи ми безвестная и тайная премудрости Твоея. На Тя уповаю, Боже мой, да ми просветиши ум и смысл светом разума Твоего, не токмо чести написанная, но и творити я, да не в грех себе святых жития и словеса прочитаем, но в обновление, и просвещение, и в святыню, и в спасение души, и в наследие жизни вечныя. Яко Ты еси просвещаяй лежащия во тьме, и от Тебе есть всякое даяние благо и всяк дар совершен.

 

О Священном Писании

Чтение Священных Писаний немало может просвещать и собирать ум; ибо они суть глаголы Духа Святого и всячески вразумляют читающих… Прежде приятия силы духовной не читай книг, чуждых правоверия, потому что они исполнены тьмы и помрачают умы немощных.

Преподобный Иоанн Лествичник


Много нас говорящих, но мало делающих. Но никто не должен искажать Слово Божие в угоду своей беспечности, а лучше исповедать свою немощь, не скрывая истины Божией, чтобы вместе с преступлением заповедей не сделаться повинными еще в перетолковании Слова Божия.

Преподобный Максим Исповедник


Монах, желающий понимать Священное Писание, должен заниматься не столько чтением толкователей, сколько очищением сердца от плотских пороков. Если сии пороки будут истреблены, то по снятии покрывала страстей душевные очи будут созерцать тайны Священного Писания… Темно же оно (Священное Писание) оттого, что душевные наши очи закрываются покровом пороков.

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин

 

О молитве Иисусовой

«Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного». Монашествующие, как к тому уже и призванные и неотложный долг имеющие, хотя и в хлопотах бывают по исполнению послушаний, всегда да нудят себя творить сию молитву и призывать Господа непрестанно, хотя с расхищением мыслей и пленениями ума, и по причине сего расхищения да не позволяют себе нерадеть о ней, но всячески да стараются опять возвращаться к ней и радоваться сему возвращению.

Блаженнейший Симеон, архиепископ Солунский

 

Наставление

Стремящийся к сей цели, удалившись от мира и от мирских удовольствий, да предаст душу свою братству. Так заповедал Спаситель, когда, перечислив, что должен оставить желающий идти вслед Его, присовокупил: еще же и душу свою (Лк. 14, 26). Ибо это значит оставить душу свою, или отречься от нее. Безусловно и всецело предать себя братству, отнюдь не исполнять собственной своей воли и решительно ничего не иметь в своей власти, кроме одежды, которую носит, чтобы ему можно было, ни о чем не имея попечения, всегда с радостию исполнять только то, что ему приказано. Отрекшийся от души своей — всех братий, и особенно настоятелей, да почитает как господ и владык; и со всяким благоразумием да служит им, не пред очима точию работающе яко человекоугодницы, но яко раби Христовы… (Еф. 6, 6). Предав себя Господу, да течет он сим узким и тесным путем (послушания), и охотно да подклоняется под сие благое иго Христово, несомненно веруя, что оно уготовляет ему великое спасение.

Преподобный Ефрем Сирин

 

Труд и молитва

Неспособные еще в совершенстве посвятить себя делу молитвы, с верою и страхом Божиим уготовляйте себя на служение братии, или на прохождение послушаний; и, вступив в сей труд, совершайте его как исполняющие заповедь Господню и делающие духовное дело; будьте внимательны к нему как к делу Божию и служите с радостию, как рабы Господни, отнюдь не допуская злобе врага осквернять доброе дело ваше человекоугодием, или ропотом, или высокомерием, или разленением, или небрежностию; а напротив, всячески стараясь прекрасное послушание свое освящать благоговением и любовию к Богу, да будет оно благоприятно пред Ним.

Преподобный Ефрем Сирин


Кто делит свое время между рукоделием и молитвою, тот тело укрощает трудом и беспорядочные его требования доводит до мерности, а душу, которая, трудясь вместе с телом, вожделевает, наконец, отдохновения, располагает чрез то к молитве, как к делу более легкому, и приводит к ней усердною и с живыми силами. Ибо она чувствует утешение, при перемене дела и переходе от одного к другому, между тем как скучает, долго занимаясь одним и тем же; тяготится она однообразием, разнообразию же занятий радуется; кажется ей, что, оставляя одно дело, она как бы слагает с себя всякое утруждение, почему к другому приступает со свежими будто силами, как бы начинающая только трудиться.

Кто не любит работать, тот бездействием питает страсти и пожеланиям дает свободу устремляться к сродным им предметам, что наипаче обнаруживается во время молитвы; ибо тогда внимание ума бывает все поглощено тем, чем занято сердце, и он только и делает, что в помыслах перебирает внушаемое пришедшею в движение страстию, вместо того, чтоб беседовать с Богом и просить у Него полезного себе. Зная сие, святой Павел с ревностию нападает на праздность и всех апостольскою властию обязует к труду (см.: 2 Сол. 3, 10-12)*.  (*  Когда мы были у вас, то завещевали вам сие: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь. Но слышим, что некоторые у вас поступают бесчинно, ничего не делают, а суетятся. Таковых увещеваем и убеждаем. Господом нашим Иисусом Христом, чтобы они, работая в безмолвии, ели свой хлеб)  Дело есть якорь для мысли и дает ей безопасное направление. Пусть отвсюду приближаются бури, и порывы ветров угрожают крушением, мысль стоит неуклонно, удерживаемая делом, как якорем; несколько волнуется она поднимающимися помыслами, но не увлекается в опасность, потому что держащие ее узы крепче гонящих ее ветров.

Отказывающиеся от рукоделий под предлогом, что должны непрестанно молиться, на самом деле и не молятся. Они тем самым, чем думают в праздности доставить душе свободу от забот, запутывают ее в лабиринте неисходных помыслов и чрез то делают ее неспособною к молитве. Тело, трудящееся над делом, удерживает при себе мысль, которая не меньше глаз должна наблюдать за тем, что делается, и содействовать телу для непогрешительности в действии, а покоящееся тело дает мысли свободу кружиться; потому что во время покоя возбуждаются страсти и при каждом похотливом воспоминании увлекают мысль и овладевают ею, как пленницею.

Преподобный Нил Синайский

 

Новоначальный монах

Как не бывшее в деле золото, вложенное в плавильную печь, делается чище, так новоначальный монах, переплавив нравы свои в обители, делается светлым посредством опытов терпения. Приказаниями братии обучается он послушанию, а наказаниями наказующего (аввы или старца) уготовляется иметь вкорененным долготерпение. И, если он с радостию будет принимать оскорбления и возлюбит смирение в уничижениях, тогда, став выше противоположных тому страстей, начнет далее просиявать добродетелями, по мере более и более даруемых ему благодатию сил.

Преподобный Нил Синайский

 

Любовь

Как солнце светозарными лучами улыбается всей земле, так любовь светозарными деяниями приветствует всякую душу. Если приобретем ее, то угасим страсти и просияем до небес. Всякий труд совершишь, как скоро улучишь святую любовь; а когда нет ее, ни в чем нет успеха, — тогда и гнев свирепеет, и нравы грубеют, и к трудам, по высокоумию, примешивается тщеславие.

Преподобный Нил Синайский

 

Три условия

Соблюдая сии три условия, везде можно жить: укорять себя, оставить волю свою позади себя и почитать себя ниже всей твари. Будем всегда обвинять самих себя: в этом и состоит победа.

Преподобные Варсонофий и Иоанн

 

Смирение

Во всех случаях будем прибегать к смирению; ибо смиренный лежит на земле, а лежащий на земле куда может упасть? Очевидно же, что находящемуся на высоте удобно падать.

Преподобные Варсонофий и Иоанн

 

Укоряй себя, инок

Горе мне, грешному! Я имею все сие (то есть келью, пищу, одежду) на осуждение самому себе и недостоин сего, а другие, достойные, терпят тесноту, скитаясь и не находя телесного покоя. Господи Иисусе Христе, прости меня и за сие, ради имени Твоего, нареченного на нас.

Преподобные Варсонофий и Иоанн

 

О хулящих нас

Когда услышишь о ком-либо, что он худо говорит о тебе, тотчас встань на молитву и помолись сперва о нем, потом о себе, говоря: «Господи Иисусе Христе! Помилуй сего брата и меня, непотребного раба Твоего, и покрой нас от лукавого, молитвами святых Твоих. Аминь».

Преподобные Варсонофий и Иоанн

 

Помолись о мне

Когда кто скажет: «Помолись о мне», скажи в сердце своем: «Бог да помилует нас»,— и этого достаточно. А поминать его всегда — дело не твое, но совершенных, могущих молиться друг о друге.

Преподобные Варсонофий и Иоанн

 

Не оставляй обители

Брат! Да будет проклят посеявший в сердце твоем такие помыслы, чтобы выйти из сего места ради преступления заповедей. Это диавол. Он предлагает тебе сие под видом правды для того, чтобы, поругавшись над тобою, сделать тебя предметом соблазна для многих, дабы ты и за них понес осуждение. Впрочем, ты подвергаешься сему за свое нерадение и тщеславие. Ты говоришь: «Если уйду в чужую сторону, там буду переносить бесчестие». Почему же теперь, лишь только услышишь, что брат твой сказал нечто на тебя, сердце твое смущается и ты не хочешь, чтобы кто-нибудь знал о твоем согрешении? К нерадению и тщеславию присодано преступившему человечеству в поте лица снедать хлеб, питающий тело и душу. единяют свои козни и демоны, чтобы погубить твою душу. Будь уверен о Господе, что, если бы не помощь Божия и не молитвы находящихся здесь истинных рабов Божиих, ты не мог бы и ровно года пробыть в монастыре. Но как слепой ничего не видит, так и ты не видишь благодеяния, которое оказал тебе Бог и продолжает оказывать по молитвам святых.

Брат! Внимай себе тщательно; подвизайся против помыслов, чтобы не впасть в нерадение и тщеславие, не делать ничего по своей воле и не принимать возникающих в тебе помыслов и самооправдания, — в противном случае ты подвергнешься сильному падению. Знай же достоверно, что куда бы ты ни пошел, хотя бы прошел всю землю из конца в конец, нигде не получишь такой пользы, как на сем месте. Что для корабля якорь, то будут для тебя молитвы здешних отцев. Приобрети твердость, и она удалит от тебя свободу в обращении с ближними, причину всех зол в человеке. Оставь все (внешние) попечения, и тогда будешь свободно служить Богу. Сделайся мертвым для всякого человека: в сем-то и состоит странничество. Почитай себя за ничто, и мысль твоя не будет смущаться. Не думай, чтобы ты сделал что-нибудь доброе, и награда твоя сохранится в целости. Сверх всего помни, что ты не долго пробудешь в теле, и старайся, чтобы с дерзновением мог сказать в оный час: уготовихся и не смутихся (Пс. 118, 60).

Брат! Нельзя жить без труда, и никто не венчается без подвига. Понуждай себя подвизаться о своем спасении, и поможет тебе Бог, Иже всем человеком хощет спастися и в разум истины приити (1 Тим. 2, 4). Он да помилует тебя, сын мой, чтобы ты мог с усердием приступить к благоугождению Ему. Ибо Его есть милость и сила, и слава во веки веков, аминь.

Преподобные Варсонофий и Иоанн

 

Ничтожные погрешности

Блюди, чтоб не запятнать непорочности, полученной во Святом Крещении. Кто согрешит, подвергшись телесному падению, или украв что, или посмотрев страстно на чужое тело, или даже если кто вкусит пищи тайно, озираясь, чтоб его не видели, или полюбопытствует узнать, в чем состоят вещи, принадлежащие брату, тот всем этим наносит бесчестие Иисусу.

Некто возразил авве: «Отец! Неужели ничтожные погрешности, тобою упомянутые, имеют такую важность?» Авва Исаия отвечал: «Увлекающийся этими мелочами обольщен диаволом точно так же, как и тот, кто подкапывает стену, чтоб украсть деньги. Побеждающий в мелочах будет победителем и в важных случаях; побеждающийся же в мелочах будет подвергаться побеждению и в важных случаях».

Святитель Игнатий (Брянчанинов). Отечник

  

Юный инок

Юный инок! Не стяжав полного обучения в подвиге телесном и услышав о высоких добродетелях отеческих, не устремись безрассудно к стяжанию их, полагая приобрести их непосредственно и без предварительного обучения в телесном подвиге. Не приобретешь их, не предуготовав и не возделав себя. Если же предуготовишь, тщательно возделав себя телесным подвигом, то добродетели эти придут к тебе сами собою.

Святитель Игнатий (Брянчанинов). Отечник

 

Леность

Охраняйся от лености: она истребляет весь плод трудов монаха.
Подвизаясь против страстей и душевных возмущений, не ослабевай, но повергни себя пред Богом, говоря от искренности сердца: «Господи! Не могу противиться им сам собою: пошли Твою помощь». И успокоишься.

Святитель Игнатий (Брянчанинов). Отечник

 

Борись против диавола

Если случится когда отяготиться пищею, то понудь себя на телесные труды, чтоб прежде ночи облегчилось чрево, и ты не узрел мечтаний и привидений греховных. Будь твердый борец против диавола: если он ударит тебя в одну сторону, ударь ты его в другую; если он увлечет тебя в излишнее насыщение пищею, отягчи его бдением; если он отягчит тебя сном, сокруши его трудом телесным; если он прельстит тебя тщеславием, ты смири себя каким-либо образом. И то знай, что ни о чем столько не скорбит сатана и ничем столько не прогоняется и не обезоруживается, как тем, когда человек любит смирение и бесчестие.

Святитель Игнатий (Брянчанинов). Отечник

 

О смирении

Ощутивший грехи свои лучше воскрешающего мертвых молитвою своею. Воздыхающий о душе своей лучше пользующего весь мир ведением своим. Сподобившийся увидеть себя лучше сподобившегося увидеть Ангелов: потому что у второго отверзлись чувственные очи, а у первого — душевные.

Преподобный Исаак Сирин


Брат сказал авве Сисою: «Усматриваю, что память Божия (умная молитва) постоянно пребывает во мне». Старец сказал: «Это не велико, что ум твой постоянно направлен к Богу; велико то, когда кто увидит себя худшим всякой твари».

Некоторому старцу сказали о том, что иные сподобляются видеть Ангелов. На это старец сказал: «Блаженны те, которые непрестанно видят грех свой».

Брат спросил старца: «В чем заключается преуспеяние человека?» Старец отвечал: «Преуспеяние человека заключается в смирении. Сколько кто погрузится в смирение, столько возвысится в преуспеянии».

Сказал старец: «Если кто, смиряясь, скажет: прости меня, тот опаляет демонов-искусителей».

Некоторый старец, будучи спрошен, что есть смирение, отвечал: «Смирение — дело великое и божественное. Путь же к смирению состоит в том, чтоб человек возложил на себя иго телесных трудов, чтоб считал себя грешником, чтоб признавал себя низшим всех». Брат спросил: «Что значит быть низшим всех?» Старец отвечал: «Быть низшим всех значит не обращать внимания на согрешения ближних, взирать непрестанно на свои согрешения и непрестанно молиться Богу».

Брат сказал старцу: «Укажи мне на какое-либо дело, исполняя которое, я мог бы при посредстве его стяжать жизнь». Старец на это: «Переноси благодушно, если возможешь, оскорбления. Подвиг этот велик, он выше всех добродетелей».

Святитель Игнатий (Брянчанинов). Отечник

 

Слова и изречения Оптинских старцев

Хорошо молиться перед Распятием, вспоминая страдания Спасителя, заплевания, заушения, наругания, биения; при этом смиряется дух.

Прежде всего нужно не оставлять церковного правила; потом совершать келейное, а после молиться по усердию.

Когда найдут смутные помыслы, тогда молиться: «Да воскреснет Бог…» и поклон. «Богородице Дево, радуйся…» три раза и за каждым разом поклон. «Достойно есть…» и поклон.

Когда будут приходить помыслы зависти, надо молиться: «От тайных моих очисти мя и от чуждых пощади раба Твоего».

Выписываю тебе псалмы, которыми молился святой Давид, когда был в гонении от врагов: 33, 53, 58 и 142-й. Выбери из этих псалмов приличные для тебя слова и почасту прочитывай их, обращаясь к Богу с верою и смирением. А когда будет бороть тебя уныние или томить душу безотчетная скорбь, прочитывай 101-й псалом.

Святые отцы установили касательно пищи три степени: воздержание, чтобы после принятия пищи быть несколько голодным; довольство, чтобы не быть ни сытым, ни голодным; и сытость, чтобы есть досыта, не без некоторого отягощения. Из этих степеней каждый может избирать любую, по своим силам и по своему устроению,— здоровый или больной.

Ты боишься дожить до времен антихриста. Милостив Господь. Мы с тобою до этого едва ли доживем, а только нас немного попугают предтечи антихристовы, восстающие против церковной и предержащей власти; так как антихрист должен прийти во время совершенного безначалия, о котором и хлопочут предтечи антихристовы.

В монастыре полезно быть немного больным, чтобы менее бунтовала плоть, особенно у молодых, и менее пустяки приходили в голову. А то, при полном здоровье, особенно молодым, какая и какая пустошь не приходит в голову. Враг, чтобы выманить их из монастыря, обещает им почти все царство земное, и всякие блага, и всякие удовольствия, и то, чего написать неудобно. А на самом деле, если послушают, награждает противным. Святой Димитрий Ростовский пишет, что мир обещает злато, а дарует блато.

Из многих опытов заметно, к кому из монашествующих привяжется болезнь, как ты ни лечись, совершенно не вылечишься,— все остаются болезненные припадки, смиряющие и отягощающие монаха. А из всего этого выходит, что больному монаху подлечиваться можно, а о совершенном выздоровлении следует отложить всякое житейское попечение. Замечательные слова Ефрема Сирина на славянском наречии: «Боли болезнь болезненне, да мимо течеши суетных болезней болезни».

Утомления от внешних трудов не уничижай, не презирай. Утомление это всеми святыми одобряется не только среди общественной жизни монастырской, но и в уединенной жизни безмолвной. Святой Исаак Сирин прямо говорит, что не Дух Божий живет в любящих покой и отрадную жизнь, а дух мира.

Ежели мы не можем понести трудовой жизни, по крайней мере, должны смиряться и зазирать себя в этом, а не охуждать то, что одобряется единогласно всеми святыми отцами, так как заповедано преступившему человечеству в поте лица снедать хлеб, питающий тело и душу.

Чадце мое неблагодарное и неразумное. Да весть малодушие твое, что никто из человек не имеет права дозволять кому бы то ни было оставить воспринятый им путь благочестивой жизни; потому что воспринявшие монашество и оставившие оное уподобляются Иуде-предателю, который ни у кого не просил на это дозволения, а самоизвольно предал, и сам терпит горькую участь свою во аде. У кого есть еще сколько-нибудь смысла, тот не должен решаться подражать такому жалкому и злополучному человеку, а лучше пусть потерпит временные неудобства и временную малую скорбь, чтобы получить вечную милость Божию велику.

Переходить в другое место — эту мысль выкинь из головы; куда ты ни пойди, тоже и в другом месте будешь с твоим обычным расположением склонного к тоске духа твоего. Это — первое; второе же — где ты ни живи, от данного обета и ответственности по оному избавиться невозможно; свидетели тому и Ангелы. Лучше всего понуждаться по силе на исполнение должного и в случае неисправности стараться каяться в том со смирением, без самооправдания. Тогда силен Господь и нам, немощным, явить Свою милость и даровать наследие в Царствии Небесном, по сказанному во Евангелии: Нудится Царствие Небесное, и нуждницы восхищают оное (ср.: Мф. 11, 12).

О перемене места ты не думай, кольми паче не скорби, а лучше Царицу Небесную благодари, что хоть в таком месте устроила тебя проводить остаток дней твоих. Когда же будут тебя беспокоить неудобства, или болезненные страдания, или что-либо подобное, тогда старайся не упускать из памяти слово Священного Писания: …многими скорбями подобает нам внити в Царствие Небесное (ср.: Деян. 14, 22).

Живя в тамошнем монастыре, не удивляйся тому, что иногда тоска отягчает душу твою. Все, переходящие в другой монастырь, это чувствуют, куда бы они ни перешли.

Пишешь, что получила письмо от В.И., в котором она пишет, что один человек, который некоторое время жил в Киновии, близ Троице-Сергиевой Лавры, а теперь оттуда вышел и снял с себя монастырское платье, сватается за девушку. В. И. поручает тебе передать об этом мне и желает знать мое грешное мнение: выйти ли этой девушке за означенного человека или нет. Выйти-то можно; да будет ли от этого толк. В Евангелии Сам Господь глаголет, что озирающийся вспять несть управлен в Царствие Божие (см.: Лк. 9, 62)*.   (* Никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия)    И хотя бывали примеры, что люди выходили из монастыря и вступали в брак, но не было примера, чтобы такие люди бывали благополучны в своей жизни. Поэтому связывать свою судьбу с судьбою такого человека весьма неблагонадежно; и я со своей стороны никому не могу подать на это моего совета, так как хороших последствий и благополучия от подобного брака ожидать нельзя. Труды и подвиги телесные требуются только от крепких телом; немощным же более полезно смирение с благодарением, которое может заменять подвиги внешние, а последние без смирения не принесут пользы.

Напрасно мы думаем, что будто живущие с нами мешают нашему совершенствованию духовному; исправление наше зависит от нас самих, а люди окружающие только могут способствовать этому, открывая наши недостатки и обнаруживая наше дурное устроение, через что мы невольно смиряемся и укоряем себя. Ни плохо живущие около нас не препятствуют нам жить хорошо, ни истинные рабы Божии не воспользуют нас, если мы сами не приложим старания. Что это именно так, показывают примеры Самуила, который воспитывался и жил с развратными детьми Илия и нисколько не повредился душою, и Иуды Искариота, который находился при Самом Господе и не спас души своей.

Гвоздь у порога постоянно стирается ногами проходящих и оттого делается гладким и блестит наподобие серебра, а находящиеся в стороне остаются черными и шершавыми; так и у монаха, находящегося среди братии и получающего толчки, укоризны и разные неприятности, стирается гордость и надменность, сглаживается характер, и душа его делается светлою по причине смиренного о себе мнения.

Кто живет в монастыре, тому надо терпения не воз, а целый обоз; а чтоб быть монахом, нужно сделаться или железным, или золотым; то есть железным — иметь терпение, а золотым — смирение. Смиряться нужно перед всеми и считать себя хуже всех. Когда тебе досаждают, никогда не спрашивай: зачем и почему? В Писании этого не сказано, а там говорится: когда ударят в одну ланиту, подставь и другую (см.: Мф. 5, 39)*.  (* Кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую.)   Чтобы научиться терпению, нужно начать с терпения встречающихся неприятностей.

Однажды спросили старца отца Амвросия: «Батюшка, отчего это игуменье дано такое право распоряжаться монахинями как крепостными?» — «Даже более, чем крепостными, — отвечал старец,— те хоть за глаза могли поворчать на своих господ, а монахини и этого не имеют права, так как добровольно отдали себя в рабство».

Монахам должно чаще читать книгу аввы Дорофея и знать ее, как солдат знает устав военной службы; без этого монах не может жить правильно.

Ты просишь у Бога смирения и жалуешься, что люди стараются тебя унизить. Если стараются унизить тебя, то значит хотят смирить тебя, а ты и сама просишь этого у Бога; зачем же скорбеть на людей? Ты жалуешься на несправедливость по отношению к тебе, но если добиваешься царствовать со Христом, то посмотри на Него, как Он поступал со Своими врагами.

Не для чего входить в суждения чужих поступков и говорить: зачем так, и почему не этак, а лучше говорить: не мне отвечать за них, и будем покойны. Подозрительности бегай, как огня, враг так и ловит в свои сети, что все представляет в извращенном виде — белое черным и черное белым, как поступил и с Адамом и Евою.

Не любопытствуй и не расспрашивай, кому какое дано правило, и вообще никому не рассказывай, о чем ты говоришь со старцем, и своих искушений никому не поверяй, кроме старца; от рассказов облегчения не получишь, а другому можешь принести вред: тебя выслушают из любопытства, а потом соблазнятся, да и тебя же осудят.

Старцу надо все говорить; для тебя это не мелочи, если беспокоят. Нужно непременно записывать всякий, хотя и маленький грех, как вспомнишь, а потом покаяться, а то мы все откладываем: то грех мал, то стыдно сказать, после скажу, со временем, а придем каяться, и сказать нечего. Много бывает примеров, что перед смертью долго томятся, а не умирают, задерживает какой-нибудь нераскаянный грех, а как покаются, так и получают облегчение.

Бывает так, что хотя грехи наши прощены нам через покаяние, но совесть не перестает упрекать нас; скажу для сравнения: если порежешь палец, потом залечишь, и боль пройдет, а шрам останется. Так и после прощения грехов остаются шрамы, то есть упрек совести. Спасение наше, по слову Петра Дамаскина, соделывается между страхом и надеждой; ни в каком случае не предаваться отчаянию, а также и не надеяться чрезмерно.

Когда помыслы побуждают нас осуждать других, хотя, по-видимому, и по благословной причине, нужно себя особенно удерживать евангельским словом, которое Судия живых и мертвых изрек во время Своей земной жизни: Аз не сужду никомуже (Ин. 8, 15). Явно, что слово это сказано Господом в предосторожность нашей продерзливости, преклоняющейся скоро судить других и за малые поступки.

Стала ты мне подражать в болезненном положении; но делать нечего, потому что Господь утвердительно глаголет во Святом Евангелии: …иже не приимет креста своего и вслед Мене грядет, несть Мене достоин (Мф. 10, 38). А болезнь есть также крест евангельский, крест не легкий. А деваться некуда, потому что сказано: …многими скорбьми подобает нам внити в Царствие Божие (Деян. 14, 22), и: …претерпевый же до конца, той спасен будет (Мф. 10, 22). И бесскорбного жития на земле нет, по сказанному: Многи скорби праведным… (Пс. 33, 20), многи раны грешным (ср.: Пс. 31, 10). Будь кто праведен, будь кто грешен, а скорби и болезни неизбежны. Потому и глаголет Господь: В терпении вашем стяжите души ваша (Лк. 21, 19). А терпение без смирения не бывает; смиряющийся же взывает ко Господу: достойно и праведно сия вся стражду, грех моих ради, точию помилуй мя и прости мне согрешения моя, и не лиши мя десныя части помилованных Твоих.

Блаженный Диадох в 94-м слове пишет, что враг рода человеческого в первые времена христианства, попущением Божиим, искушал христиан различными мучениями чрез мучителей языческих, а в настоящее время искушает их болезнями и напастями или неподобными помыслами и помыслами неверия и безнадежия; всем этим искушается наша вера и преданность Богу. Поэтому не должно нам малодушествовать, а возверзать печаль свою на Господа, и Он, по благости Своей, устроит о нас полезное и спасительное. Волею бо ради нашего спасения пострадал и тридневно воскрес; силен воскресить и наше омертвение.

Спрашиваете меня: отчего после исповеди некто получил облегчение, а после приобщения Святых Таин — тягостное чувство? Судьбы Божии неисповедимы; одно мне известно,— что Господь все устрояет к нашему смирению, ради которого изливает на людей Свою милость. Впрочем, думаю, что, может быть, он, получив облегчение душевное после исповеди, ожидал получить после приобщения Святых Таин утешение духовное, вопреки евангельскому слову: Царствие Божие не приходит с соблюдением (ср.: Лк. 17, 20); потому и получил противное чувство, ради вразумления; или, может быть, злохитрый враг пред причащением или вскоре после оного, окрал душу памятозлобием, негодованием и обвинением кого-либо помыслом человеческим и неблаговременным словом.

Ангел Хранитель нередко внушает нам резкие и строгие обличения, но мы от этого не теряем душевного спокойствия, а напротив, преклоняемся к искреннему сознанию и смиренному образу мыслей. А исконный враг наш, какие бы ни представлял убедительные и правдоподобные резоны, но внушения его всегда обозначаются смущением, почему и называются волками в овечьей одежде. Советую тебе не забывать признаков различия вражеских помыслов и внушений Ангела Хранителя и всегда ограждать себя молитвой Иисусовой и призыванием Божией помощи.

Прежде всего потребно человеку укорять себя в случающихся неприятностях, не обвинять других, а сознавать себя виноватым. За постоянное укорение себя Господь дарует человеку кротость, а уж потом смирение, сначала наружное, а затем настоящее смирение, в сердце.

Лишь только смирится человек, как тотчас смирение поставляет его в преддверие Царства Небесного. Одна видела во сне Господа, Который подзывал к Себе из толпы разных людей. Она, зная за собой много добрых дел, была уверена, что вот сейчас и ее Господь позовет. Но каково же было ее удивление, когда она увидела, что Господь уже более никого не зовет. Тогда она решилась сама напомнить о себе Господу, но Господь грозно взглянул на нее… Тут она в горести упала на землю, и сердце ее разрывалось от скорби и сокрушения, но, приподнявшись, она увидела, что Господь стоит над ней с распростертыми объятиями и говорит ей: «Вот как надо ко Мне приходить; вот так ко Мне приходят!»

Однажды спросили старца: почему праведники, зная, что живут богоугодно, все смиряются и осуждают себя? Старец пояснил: «Потому, что они не знают, каков будет конец, и что благодать, подобно лучу солнца, который, когда проникнет в комнату, то каждая пылинка бывает видна,— так и праведники, при содействии благодати, видят каждый свой греховный помысл, или движение, что и дает им повод к смирению».

Послушание надо нести, какое дадут. Послушание всякое спасительно, и потому почти всякое тяжело, по мере пользы его; а отрадное послушание не так полезно, а бывает что и вредно. Святой Лествичник говорит: «Если послушник в своем послушании исполняет свое желание, то он нарушает свой обет». Помни это! А ты пишешь, что отягощаешься своим послушанием. Явное искушение бесовское! Все то Богу угодно и нам полезно, что дается за послушание; а тебе это-то и не нравится. Не слушай демона, ищущего погубить нас, а слушай Господа Иисуса Христа, Который послушлив был к Отцу Своему даже до смерти. И ты будь послушна матери твоей, данной тебе от Бога. И последуешь за Христом и узришь славу Его.

В церкви стой как Ангел, не разговаривай и не оглядывайся, потому что церковь есть земное небо. Идя из церкви, читай: «Богородице Дево, радуйся…» и ни с кем не заговаривай, а то будешь подобна сосуду, который был полон, да дорогой расплескался. Когда говеешь, тогда особенно прилежно читай молитву Иисусову. Когда идешь приобщаться, то в эту обедню особенно смотри за собой, ни с кем не говори и никуда не обращай своих помыслов. Иди к Чаше со спокойной душой, призывая молитвы своего духовного отца. Бойся в храме смутить чью-нибудь душу; ты идешь просить милости у Бога, и в Его же храме оскорбляешь своего ближнего. Если придя к человеку что-нибудь попросить, станешь вертеться и смеяться, то он не поймет тебя и оскорбится,— тем более нужно приходить с благоговением к Господу.

Ты желаешь иметь смирение, но не знаешь, как отыскать его. Хочешь ли я покажу тебе? Обращаясь к тебе, я скажу тебе по секрету самое лучшее средство обрести смирение. Это вот что: всякую боль, которая колет гордое сердце, потерпеть. И ждать день и ночь милости от Бога. Кто так ждет, непременно получит. Ты не понимаешь, что эта-то боль, это-то самое горькое острое жало, укалывающее чувствительность сердца, и есть настоящий источник милостей Божиих и смирения. В них-то и сокрыта милость Божия. Отыми от тебя болезни эти, томноту твою, оскорбления, укоры, недостатки, и ты останешься совсем нагая! Прощай тогда и порфира царская, и корона, и драгоценные камни, и древа райские, и Ангелы, и Сам Бог с Пречистою Материю; все это отлетит от тебя. А нам келья не хороша! соседи не хороши! Да разве у Господа в вертепе ослы и коровы соседи были лучше? Что мы скажем, когда явится Сын Человеческий и покажет нам язвы Свои и прободенное ребро? Для кого, скажет, Я пришел на землю? за кого страдал?.. Скорби мы должны терпеть, и тогда, будь уверена, не погибнешь. А не совладаешь с собою, то нужно зазирать себя и каяться. Страсти истребить сама не можешь, а проси Бога; и Он истребит, если это тебе полезно. Смири же себя! а то от тебя пахнет гордынею! — меня начальница и все сестры презирают,— да есть ли, за что бы тебя почитать? А нет, так смирись, и спасешься!

Ты жалуешься, что тебя борют страсти: ропот и гнев. Что же нам с тобою делать? Куда нам убежать от себя? Потерпи, и Господь поможет. А только знай, что страсти эти — чисто диавольские. Святой Исаак Сирин говорит, что Бог милует человека согрешающего, когда он кается, ропотника же не простит, пока не накажет. А потому всеми силами смиряйся. А что строги к тебе, тем не смущайся; строгость многих спасала, а поблажка многих погубила. Всегда будь готова следовать воле Божией, нравится ли то нам или нет. Ты только не покидай Господа, а Он никогда не покинет тебя: Аще и мать забудет отроча свое,— говорит Он,— Аз не забуду тебе! (Ис. 49, 15) А чем больше кто скорбей здесь несет, тем легче тому войти в то вечное царствование. Уныние же неизбежно для тебя, потому что никаких вольных скорбей не несешь… А ведь в Царство Небесное ничто скверное не внидет, вот и очищает тебя милосердый Господь унынием и поношением.

Господь привлекает малодушных, посылая им утешение, затем Он отнимает его и смотрит на тебя, что ты — верная раба Его или лукавая, купленная раба, которая любит Господина только тогда, когда Он ее утешает? Вот ты тогда-то покажи искреннюю любовь неподкупной невесты Его. Но и это опять пройдет и опять блеснет луч утешения. Но горе тебе, если ты вознесешься!.. Враг видит, откуда ты получаешь, и старается отбить тебя от Пастыря… Держись! а главное смиряйся. Лишь потеряешь смирение и самоукорение — тогда прощай!

Просишь научить тебя совершенному незлобию. Поди лучше к Господу, Он Сам приглашает желающих: Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии… научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен (Мф. 11, 28-29). Взывай чаще: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную!» И научит тебя Сам! Помни, что призываемый тобою Иисус сильнее врага, но помни и то, что молитва Иисусова не может быть крепка без крепких скорбей. Но ты этого и знать не хочешь: тебе не нужно ни Бога, ни рая, ни мзды, ни неба, только бы убежать от скорбей… Ну и от Бога убежишь. Сколько раз я говорил тебе, что тебе тяжело не оттого, что скорби твои невыносимы, а что ты сама-то недопеченная. Если будешь вперед слушать, то найдешь столько утешения, что сама пожелаешь скорбей,— этого ничем не заменимого сокровища. Куда бы тебя ни поместили, хоть бы царь взял к себе во дворец, а крест назначенный все-таки ты сама (а никто другой) понесешь! Ты крестилась, так и неси крест!

Ты скорбишь, что плохо живешь. Если так, то есть надежда исправления. А что ты не такова, какою быть должна, это не диво: ты пришла учитья духовной жизни. Ведь и простую азбуку не сразу поняла, а эта наука высокая, сразу не выучишься, и великие угодники Василий Великий, Григорий Богослов, Тихон Задонский и многие отцы, все они не сразу просияли. Учись, терпи и жди милости Божией. Учись быть кроткой и молчаливой, и будешь любима всеми. А раскрытые чувства то же, что ворота растворенные: туда бежит и собака, и кошка…

К наставницам веру должна иметь, а от них требовать веры не имеешь права. Это гордость. Будь достойна доверия, и Господь всем возвестит об этом.

Общежитие умерщвляет страсти, а то в норе и змея тихо сидит. Если разных камней положить в мешок и трясти, то камни сделаются гладкими и круглыми, так и в общине монах сглаживается скорбями.

Дева, посвятившая себя Богу, должна всячески удаляться не только худых дел, но и мыслей; ее душа должна блестеть чистотою и предстать непорочною Жениху-Христу. Идя по монастырю, не размахивай руками, не гляди в окна, всем, кого встретишь, кланяйся; не ходи без дела по кельям, сиди дома и будешь покойна. Если монах будет держаться кельи, то будет преуспевать в духовной жизни и в молитве, а если он ходит по кельям, то потеряет мир душевный и будет никуда не годным.

Откровение положено святыми отцами, чтобы легче спастись, так как откровение облегчает тяготу душевную, это я на себе испытал; а страсти искоренять начинай с самоукорения, познания своих немощей, и считай себя достойной скорбей. Такая жизнь успокоит тебя. Люблю тех, кто все откровенно говорит о себе. Враг не может ничего посеять там, где все открывается духовному отцу. Для покаяния не разбирай ни лица, которому приносишь покаяние, ни места, но во всем чистосердечно кайся и каждую минуту устремляй мысль на то, чтобы искренно покаяться. Если бы вы знали, что значит покаяние,— чрез него мы можем получить прощение грехов и сподобиться принять в себя Самого Господа! Если бы вы это понимали, то о том только бы и думали, как очистить свою душу.

Одна сестра просила у старца благословение жить одной, чтобы поститься, молиться и спать на голых досках. Старец ответил ей: «Ты знаешь, лукавый не ест, не пьет и не спит,— а все в бездне живет, потому что у него нет смирения. Покоряйся во всем воле Божией — вот тебе и подвиг; смиряйся пред всеми, укоряй себя во всем, неси с благодарением болезни и скорби — это выше всяких подвигов!» Другой сестре, бравшей благословение купить Евангелие и Псалтирь, старец сказал: «Купить купи, но главное неленостно неси послушание, смиряйся и все терпи,— это будет выше поста и молитвы».

Одна сестра очень огорчалась тем, что ей, по послушанию, все приходилось копаться в саду, и старец в утешение рассказал ей про одного подвижника, который тоже сомневался, угодна ли Богу его работа. Однажды он видит сон, будто он умер и стоит на Суде. Грехи его перевесили чашку весов, и нечего было больше положить на противоположную сторону. Тогда Ангелы принесли и положили лопату, которой он копал землю, и она перетянула весы.

Унывающим старец писал: «Обратись к Матери Божией и говори Ей: «Ты, Владычице, привела меня в избранное Твое стадо. Ты и упаси меня. Ты могла Марию Египетскую спасти, ужели меня не сможешь?» Диаволу очень злобно, что он упустил свою жертву, и ты избегла его когтей, поэтому он жаждет тебя снова поглотить, но ты помни, что надеющийся на Господа, яко гора Сион: не подвижится в век… (Пс. 124, 1). Итак, оставь детское малодушие, дело идет серьезное о душе твоей, о бесконечном Царстве… Все Небесные Силы смотрят, как ты борешься с князем мира сего и умоляют Вседержителя помочь тебе. Ей, поможет, только не унывай,— близ Господь!

Воюй, воюй со своими страстишками, будешь добр воин Христов. Не поддавайся злобе. Батюшка (Амвросий) заповедал всем обуреваемым ненавистью молиться за них (то есть за тех, кого ненавидишь), хотя бы для этого пришлось надломить надменное сердце. Помыслы борют очень многих, только смиренных не смеют тронуть. А мы смирения не имеем, вот и терпим бесчестие. В случае поползновения не смущайся, а спеши к Врачу, вопия: «Боже, сопричти мя разбойнику, блуднице и мытарю и спаси мя». И ведай: пред Богом кающийся грешник любезнее, чем самомнящийся праведник,— и потому берегись осуждать! Отчаяние есть порождение гордости. Если ожидаешь от себя всего плохого, то никогда не отчаешься, а только смиришься и будешь мирно каяться.

Чтобы совсем не рассеиваться на молитве, для нас, грешных людей, невозможно. Но все-таки должно стараться по возможности собирать свой ум, заключая его в слова молитвы, то есть вникать в каждое слово молитвы. Холодностью и окаменением смущаться не следует, а продолжать понуждать себя к молитве, сознавая себя недостойным утешения и умиления. Если молитва холодна, то из этого не следует заключать, что она и неугодна Богу, а иногда даже такая молитва вменяется человеку в подвиг, если только человек смиряется и всячески укоряет себя перед Богом.

Если и не достигнешь вполне плодов и совершенства молитвы, то хорошо и то, если скончаешься на пути к ней. Высокого (то есть утешения и духовных озарений) не ищи; оно приходит, когда Богу угодно.

От утешений, даже и духовных, для неопытных бывает больше вреда, чем пользы,— от них душа незаметно возносится и, привыкши к ним, слабеет, и потому в случающихся скорбях малодушествует и падает. Терпение есть мати утешения — вот что говорят святые отцы.

Истинное намерение при молитве должно быть спасение, чтобы просить помилования, а не утешения; и не по тщеславию молиться, а чтобы терпеть с благодарением все скорбное находящее. И если какое утешение получаем в молитве, то еще больше должно считать себя виновным и должником, что задаром получил.

Много есть плачущих, но не о том, о чем нужно; много скорбящих, но не о грехах; много есть как бы смиренных, но не истинно. Чтобы преуспевать в молитве Иисусовой, надобно смиренно себя вести во всем: во взгляде, в походке, в одежде.

Скорби — наш путь; будем идти, пока дойдем до назначенного нам отечества — вечности. В миру больше скорбей, а у нас хоть и есть, но не такие и те ради Бога; только то горе, что мало заботимся о вечности и не терпим и малого упрека словом. Мы сами увеличиваем свои скорби, когда начнем роптать. Во всем нужно терпение и великодушие, как кораблю якорь, чтобы во время бури не разбился о камень.

Однажды сказали старцу, что в одном монастыре есть затворницы. Батюшка ответил: «Это путь опасный,— в уединении-то страсти растут, а на народе полезнее. Вон где ходят (на дороге), там и трава не растет, а где не ходят, там она густая. Они и в уединение-то уходят от нетерпения. А нам полезно, когда нас толкают. То дерево, которое ветер больше качает, больше корнями укрепляется, а которое в тишине, то так сразу и валится».

Одна монахиня сказала: «Батюшка, благословите вечным домиком заранее запастись?» — «Запасайся терпением! Сказано: В терпении вашем спасайте души ваша (ср.: Лк., 21, 19). Без терпения и временный дом не строится, тем более вечный. Терпение рождает утешение, и такое утешение истинно. А мы все ищем, что полегче. Что легко для тела, то неполезно для души, а что полезно для души, то трудно для тела,— вот и надо трудом идти в Царствие Небесное».

Сильнее всего в человеке действует противоречие. По своему желанию человек иногда и труднее что сделает, а скажи ему легкое что сделать, то сейчас же расстроится. И надо слушаться, хотя и не так кажется. К одному старцу пришли пять учеников в монастырь проситься. Он их послал сажать капусту корнями кверху, а листьями в землю. Двое стали сажать, как он велел, а трое говорят: «Разве так нужно сажать?», — и стали сажать по-своему. Старец пришел посмотреть, как они делают, и которые по его сажали — взял в монастырь, а тех не принял.

Спросили старца: «Батюшка, будем ли мы на том свете с вами, поможете ли вы нам и вообще будете ли отвечать за нас?» — «Да,— ответил старец,— но только те будут со мной и за тех только я буду отвечать, которые беспрекословно меня слушали во всем».

Дерево, на котором вырастает внутренний монах, есть пост, всякое воздержание, хождение к церковным службам, телесный труд, тогда уже на нем и вырастет плод, то есть внутренний монах.
Сказали старцу: «Вот опять неурожай».— «Да,— сказал он,— всего мало, только грехов много. Неурожай Господь посылает за то, что теперь совсем перестали посты соблюдать, даже и в простонародии; так вот и приходится поневоле поститься».

Слезы часто бывают виною высокоумия, и не велено верить тем слезам, кои прежде очищения текут; и когда на них мы опираемся, то слезы сии не истинные, но прелестные.

Вера и послушание не в том состоят, когда мы повинуемся за святость дел и за правильность повелеваемого; нет, сначала позволено и испытывать о наставниках наших; но, по предании себя в их послушание, уже не должно смотреть на их недостатки. Вера же противными искушается, и от послушания рождается смирение.

Приступай к принятию таинства святого образа монашеского с верою, любовию и с надеждою на помощь Божию. Приноси Ему свои обеты и не устрашайся; помни, что ты дала уже обеты при Крещении не меньше сих; и, поправши оные многими грехами, имей надежду в милосердии Божием покаянием и смирением. В монашеском обете только три главные обета: девство, нестяжание и повиновение; а заповеди Божии, как нам, так и мирянам, равно должно исполнять. Образ же наш есть образ покаяния и смирения. «Отвержением своей воли и разума мы можем стяжать смирение, но гордый инок прекословит сильнее»,— пишет святой Иоанн Лествичник. Итак, с помощью Божиею, припади к сему образу, не отчаивайся и не дерзай, считая себя последнейшею всех, не доверяя ни в чем своим исправлениям; но смирением все покрывай, и помощи Божией приписуя и молитвам своей матери духовной.

Из писем и жизнеописаний Оптинских старцев

 

Наставления преподобных Варсонофия и Иоанна

Брат! Без труда человек не может спастись. Отсеки три эти вещи: волю, самооправдание, человекоугодие, и поистине придет к тебе умиление, и Бог покроет тебя от всякого зла. Брат! Подтверждаю тебе: внимай себе, радуйся, когда тебя бьют, обличают, досаждают, наказывают. Оставь коварство змия, а не мудрость его; удержи незлобие голубя с мудростию, и Господь поможет тебе. Вот путь спасения. Если он угоден тебе,— иди по нем, и Бог подаст тебе руку помощи. Если же не желаешь,— сам увидишь, что выйдет. Каждый имеет свободную волю и власть действовать. Если же предоставишь ее другому, то будешь свободен от попечения, и другой приимет на себя твои заботы. Избери, что хочешь.

Сколько можешь, утомляй самого себя, впрочем, по силе своей, и надейся не на это, но на любовь от Бога и на покров Его, и не предавайся унынию, ибо уныние служит началом всякому злу.

О скверной и ненавистной страсти скажу: для искоренения ее необходим труд сердечный и телесный. Сердечный, чтобы сердце непрестанно молилось Богу; телесный, чтобы человек умертвил свое тело.

Если человек сам не потрудится, по силе своей, и не присоединит собственного труда к молитвам святых, то никакой не получит пользы от того, что святые будут за него молиться. Когда они будут и поститься, и молиться за него, а он будет сластолюбствовать и вести себя беспорядочно, то какую пользу принесет молитва их о нем? Ибо здесь сбывается сказанное в Писании: Един созидали, а другий разоряли, что успеют более, токмо труд (Сир. 34, 23). Если бы возможно было, чтобы тот, о котором молятся святые, спасался, нимало не внимая себе, то что препятствовало бы святым спасать таким образом и всех грешных людей мира сего? — Но, хотя грешный и потрудится несколько сам, он имеет нужду в молитве праведного. Ибо апостол говорит: Много бо может молитва праведного поспешествуема (Иак. 5, 16), то есть когда святой и праведный молится за грешного, то и грешный, по силе своей, должен содействовать молению святых покаянием; будучи сам собою недостаточен к уплате долгов своих, он приносит малое, а молитвы святых – многое.

Брат! Если кто желает прийти ко Иисусу и ходить путем спасительным, тот должен ежечасно ожидать искушений и скорбей, ибо Писание говорит: Чадо, аще приступаеши работати Господеви Богу, уготови душу твою во искушение… (Сир. 2, 1). И Господь сказал: грядый по Мне да отвержется себе и возмет крест свой на всяк день, и по Мне грядет (Мф. 16, 24). Итак, тот, кто желает быть Его учеником, должен до самой смерти исполнять послушание. Если не будешь унывать от труда, приобретешь смирение, а когда приобретешь смирение, то получишь и прощение грехов; ибо сказано: Виждь смирение мое, и труд мой, и остави вся грехи моя (Пс. 24, 18). Когда смиришься, получишь благодать, и благодать поможет тебе. И святой апостол Павел, потрудившийся более всех апостолов, говорил: …не аз же, но благодать Божия, яже со мною (1 Кор. 15, 10). Когда веруешь несомненно, то будешь в силах исполнять не только служение привратника, но еще и другие послушания. Итак, с надеждою внимай делу Божию, и Бог устроит твое дело без твоего ведома. Господь с тобою.

« Предыдущая   Назад  Следующая »


Начало arrow Духовное наследие arrow Настольная книга для монашествующих и мирян arrow Выпуск №4. Крупицы от трапез святых отец
Официальный сайт Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря.
Копирование и использование материалов сайта в коммерческих целях запрещено.

Успение Божией Матери. Молитва отца Иоанна
Успение Божией Матери.
Молитва отца Иоанна
Успение Божией Матери. 1986 год
Успение Божией Матери.
1986 год
Успение Божией Матери. 1993 год
Успение Божией Матери.
1993 год
Успение Божией Матери. 1995 год
Успение Божией Матери.
1995 год
Успение Божией Матери. 1998 год
Успение Божией Матери.
1998 год
Успение Божией Матери. 2004 год
Успение Божией Матери.
У Плащаницы Божией Матери
в келии. 2004 год
Успение Божией Матери. 2005 год
Успение Божией Матери.
В келии с братией.
2005 год
Успение Божией Матери. Последний крестный ход. 1999 год
Успение Божией Матери.
Последний крестный ход.
1999 год