Начало
Жизнеописание
Духовное наследие
Воспоминания
Разное
Фотогалерея
Гостевая книга

Поиск по сайту Электронная почта

 
МОНАШЕСТВО Печать

Монахиня N!

Вам необходимо знать, что монах, изменивший своим обетам, вменяется в самоубийцу и даже лишается христианского погребения.

 

Дорогая Л.!

Письмо твое я получил и молюсь о тебе. Лечись, детка, набирайся сил, а после больницы все решишь со своим духовником. Много надо претерпеть, чтобы научиться жить в воле Божией. Настроение внутреннее у тебя хорошее - все для Бога и ради Бога. Вот подлечишься, отдохнешь и напишешь матушке игумении письмо, как она благословит тебя. Ничем не смущайся, и в миру не все погибают, и в монастыре не все спасаются. Будем молиться и спасемся.

Со своим батюшкой связи не теряй. Уже многое пережито, и через многое ты прошла, а для монаха это важнее всего. Наш старец монастырский говорил о себе: "Я не ученый, а толченый". Из таких вот толченых Господь созидает народ Божий.

Господь с тобою!

 

Раба Божия Н.!

Отец иеродиакон жив и здоров и продолжает нести свое послушание на Святой горке. А чего Вам бояться в монастыре - слушайтесь матушку игуменью и спасетесь. Богу отдавайте Богово, а кесарю - кесарево.

Христос, войдя в мир, сразу прошел перепись, а Вы смущаетесь.

 

Дорогой о. Г.!

Исход у нас один, и всем нам он известен - вратами смертными войти в Вечность. Болезни же - уведомительные телеграммы о том, чтобы мы не забывали о главном в жизни. Вот и Вас милость Божия извещает о необходимости построже себя держать, где бы Вы ни были,- в больнице ли, в монастыре ли, на подворье ли. И это не значит ходить с чувством обреченности завтрашнего своего дня. Это велит живо и ответственно относиться ко времени. Вам же сейчас надо исповедаться, пособороваться, причаститься и с Богом, не вдаваясь в умствования, и домыслы, и человеческие расчеты, предать себя воле Божией и в руки врачей.

Дорогой мой, у Господа тоже бывает планы меняются, но это зависит и от нас непременно. Идите на операцию с молитвой: "Господи! Тебе все ведомо; сотвори со мной, как изволишь. Аминь!"

Для нас, монахов, должно быть так: и жизнь - Христос, и смерть - приобретение. Живу ли я, умираю ли, всегда Господень. Вот что для нас главное.

Будем молиться о Вас.

 

Дорогой В.!

Желание твое благое, но с осуществлением спешить не надо. Приезжай сначала в отпуск в монастырь и поживи в нем паломником, не нарушая ничего пока дома и на работе своей. Поживешь в монастыре и посмотришь на монашескую жизнь наяву, а не на книжную. Ведь все меняется: и люди, и нравы. И так несколько раз. Монастырь посмотрит на тебя, а ты - на монастырь. И годам к 25 будешь уж определяться с выбором жизненного пути. А пока молись, и мы о тебе помолимся, и еще обязательно и на монашескую, и на семейную жизнь благословение родительское надо иметь.
Поэтому молись о своих близких, чтобы Господь умудрил их.

Божие благословение тебе!

 

Дорогая о Господе И.!

Возраст твой таков, что уже пора делать выбор жизненной стези. Но делать это должна ты сама - продуманно и ответственно, да еще с учетом возможностей своих, ведь если ты связана какими-то обязанностями по отношению к близким, то и это нельзя не учитывать. Вот рассуждение и поможет тебе определить, что ты можешь и что должна делать в настоящий момент. Ты ведь и так поёшь Богу в монастыре, но если внутри нет монашеского духа, то мир предъявляет свои права.

Загляни в себя!

Выбор должно делать не в парении духа и отдавая себе отчет, к какому кресту протягиваешь руки.

 

Дорогая о Господе А.!

Родительское благословение созидает дома детей, таков дар дан родителям от Бога, а потому ни замуж, ни в монастырь идти без благословения мамы Вам нельзя. Но прежде, чем брать благословение у нее, надо все хорошо продумать.

Вот Вы упоминаете о здоровье - и это немаловажно. Ведь монастыри теперь пока еще восстанавливаются, и сил и здоровья там надо много. И никто не будет считаться с тем, что ты больна. Вот и начнется ропот и уныние, а это не спасение, а гибель.

Поживи-ка ты, детка, с мамой и постарайся получить полезную специальность. Вот медик - это и в миру полезно, и в монастыре хорошо.

Так что, А., не спеши. Никакого подвешенного состояния нет - никто тебя замуж не гонит, и монастырь от тебя не убежит. А повзрослеешь, и сама сознательно сделаешь выбор и пойдешь на посильный подвиг, а спасаются и в миру, и в монастыре, но и погибель не дремлет и там и тут.

Поучись, А.! А дальше Господь укажет. Да с мамой поживи.

 

Дорогая о Господе Е.!

Вы хотите принести в монастырь монархически-патриотический дух.

А это - заведомое разрушение монашеского духа, и потому совет мой Вам один - живите дома и делайте то дело, которое благословил Вам Господь в настоящий момент, - преподавайте.

Лучше по крохам участвовать в созидании, чем одним махом - да еще по неведению своему и недопониманию - разорять.

Вспомните себя нецерковную, сравните с теперешней. Разница ведь существенная. И думаю, что Вы не остановитесь в своем развитии. Помните, что всё бывает вовремя для тех, кто умеет ждать (с умом, конечно).

Умудри Вас Бог!

 

Дорогой о Господе Г.!

Качественность твоего желания нетрудно проверить. Возьми благословение у священника, которому исповедуешься, и у родителей своих, и поезжай на Соловки в качестве трудника.

Поработай, присмотрись к себе и к монастырскому укладу жизни.

Умудри тебя Бог!

 

Раба Божия Н.!

Душевный покой обретается только после борьбы со своими страстями. В Вашем случае это удобнее делать не в монастыре, а дома. А потому и живите с мамой, и постарайтесь быть истинно дочерью-христианкой. Будущее же - в руке Божией. Господь увидит, что во времени вызреет в сердце Вашем.

Монашество - это ведь не только черные одежды, но в первую очередь - сокровенный в сердце человек. А одежды - это внешнее и не всегда выражают суть. Живите с мамой.

Умудри Вас Бог!

 

Дорогой о.Т.!

Бог бережет нас даже и от происков чад неразумных. Они еще только помыслили недоброе, а я уже поставлен о том в известность. Дорогие мои, пока еще я вас так называю, монашеский юбилей - это день кончины, а все, что ранее, - это будни монашеской жизни: скорбь, поношение и крест. И все, что замыслили Вы, это для меня сугубая скорбь и отягчение моих земных уз.

Как же мы еще с Вами далеки, если могли Вы думать о пустом, о внешнем. Сотрите в сознании своем и помысел об альбомах юбилейных, о фейерверке словесной шелухи.

Помолитесь и вернитесь ко мне в единении духа.

Проповеди, если они благословлены высшим священноначалием, имеют право на жизнь, - это дело священническое, но все, что задумываете Вы, явно вражье подстрекательство, который не терпит нашего союза любви в Боге.

Да не будет того, о. Т... Всегда помните, что мы стоим пред Господом, а труды жизни - это только послушание, и мы в любом случае рабы неключимые есть. Вот и давайте жить, как рабы Божии: все в глубине сердца и ничего напоказ, на толпу. Надеюсь, Вы поняли мою скорбь в связи с Вашими выдумками.

И как могло такое родиться в голове Вашей?

 

Дорогой о Господе М.!

Озирающийся вспять неблагонадежен для Царствия Небесного.

А тебя борет враг, и все надо пережить, через все пройти, терпением побеждая его козни.
Почаще вспоминай свою первую любовь, ведь она была Божий зов, теперь же труды, болезни, скорбь, которые побеждаются терпением и твердой верой в Промысел Божий. Придет время, и ты будешь благодарить Бога от всего сердца, что Он благословил тебя пройти школу монашества.

 

Дорогой А. А.!

Милость Божию призываю на Вас и испрашиваю от Вас великодушного прощения моей немощи.

Видно, кончилось время, когда ничто не препятствовало мне откликнуться вполне на любое желание приходящих. Трудно входить во все те ограничения нынешние, что диктует мне возраст, но ради того, чтобы продолжать пастырское общение с многими духовными чадами, приходится строго соблюдать их.

Чаще общаюсь письменно, как теперь с Вами, и нахожу в этом определенную пользу и удобство на будущее для вопрошающих. Время такое настало, что у многих память коротка, да и личные интересы легко заслоняют истину. Но это общее, это не о Вас.

Вот для Вас и для меня кончился год напряженной жизни, который должен был определить Ваше будущее.

Ваш личный отчет об этом годе у меня перед глазами, но у меня же в глазах, и в уме, и в тайниках души другое определение о жизни Вашей, не нами проанализированное и осмысленное. И по нему, по этому другому, сроки изменения в Вашей жизни отодвинуты до особого определения. Почему? Мне ответить на этот вопрос трудно. На мое недоумение один ответ: "Так надо!"

Так надо, чтобы А. остался музыкантом, так надо, чтобы он продолжал дело, начатое в союзе с К., так надо, чтобы его христианское мировоззрение и жизнь целительным примером жило в специфической среде музыкантов, и сам он есть и был музыкантом, которого любил и почитал большой Дедушка (Патриарх Пимен). Поэтому я не возражаю, и ничесоже вопреки глаголю пред решением о Вас Свыше. К этому призываю и Вас. Уберите подальше рясу, и дешевую, и дорогую, ограничьтесь церковным подрясничком, оставаясь всеми любимым: и в церковной среде, и в музыкальном мире А. А. Не связывайте себя обетами, которые ни Вам сейчас, ни другим не принесут предполагаемой пользы. И вот это время будет для Вас искусом послушническим, который нельзя миновать на пути к монашеству. Конечно, если говорить о монашестве по духу, а не по одеждам.

Исповедь принята, подробную ее лишь повторите в те будущие времена, когда придет пора говорить о постриге. А пока будете исповедоваться за те краткие периоды от исповеди до исповеди. И это тоже для Вас великое благо - это период, когда заглянете внутрь сердца своего. Грубое, плотяное все отошло - кануло в небытие, а за духовные, тонкие недуги души еще не было возможности взяться.

Так что, дорогой А. А., Божие благословение Вам - ничего не менять в жизни, пока Вас о том не известят Свыше. Сам Господь да научит Вас молиться, надеяться, верить, терпеть, прощать и любить всех.

"Радуйся, Владычице, Знамение милости Твоея нам являющая".

Будьте здоровы и Богом хранимы.

Ваш доброжелатель и убогий богомолец.

 

Ишь ты какой, инок В.!

Взять-то можно, но вот как и с чем придем? Ты скажешь, что сбежал от жизни, не начав жить и еще ничего не поняв в ней, - пришел, чтобы спрятаться от несения спасительного жизненного креста в Царство Небесное.

И думаешь, с таким ответом нас туда пустят? А не спросят ли в ответ, что мы сделали в жизни для Бога, для Церкви, для людей?

Так-то, инок В. Вот тебе и программа, чтобы продолжать жить не по своему хотению, но по Божьему велению.

А Отец нам - Бог, и судья нам - Бог. У вас на Валааме рай, и у нас в монастыре рай, а в душе у нас и в сердце пока еще больше на ад похоже.

 

О. Максим, о. Максим!

И что же ты наделал?

Какие слова говоришь ты о Боге и какие дела делаешь, укоряя при этом всех и вся в том, что никто не открыл тебе отеческих объятий, не научил жить? Каких же человеческих объятий хочешь ты, если уже объятия Отчии приняли тебя и три таких ясных и простых обета принес ты Отцу своему - Богу: послушание, нестяжание, целомудрие.

Обеты простые, но они - дело всей монашеской жизни. И каждый день ты этому учишься, и не бывает в этом деле выходных дней. Наш настоящий старец Божий схиигумен Лука Валаамский часто говаривал: "Я вот неученый, но толченый", считая это толчение нас в ступе жизни самой лучшей академией, где учитель - Сам Господь.

Но ты-то веришь ли Богу, веришь ли, что без Промысла Божия ничего в жизни не совершается, и тем более в Церкви? И обеты свои ты дал не духовнику, не мне, но Самому Господу. И не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы понимать смысл произносимых слов, но исполнение их жизнью - труд монашеский - долгий, и ты стоял в самом начале этого пути.

А я вот обязан засвидетельствовать тебе, что мои ответы тебе и твой уход в монастырь были по воле Божией.

Та школа, которую ты проходил под водительством духовника и из которой сбежал, была школа монашеской жизни, где полагалось начало стяжанию терпения, и смирения, и послушания.

Ты оказался нерадивым учеником, и твое своеволие вывело тебя из монастыря. Ты отказался от Божьего, от верности обетам, заменив их пустыми обещаниями людям, водительство которых тебе никто не поручал и в жизнь которых ты вторгся разорителем, а не помощником. За примером не нужно далеко ходить:

- твои обеты сотоварищу по работе, чего они стоят? Твоих забот об увечном хватило надолго ли?

- твои беззаконные деяния по "помощи" К. для удаления ее из-под родительского крова? И чем все это кончилось?

Какое бесчестие ты нанес ей и ее родителям, а ведь дать ей ты не можешь ничего. И не можешь этого не знать. Монах, и тем более иеромонах, жениться не может. И кем она становится с тобой - блудницей, жертвой ада.

Ты же по канонам, если не прекратишь своих беззаконных отношений и не успеешь покаяться в этих своих деяниях и умрешь, то вменяешься в самоубийцу и лишаешься православного погребения. Это финал твоих нынешних дел, а что в Вечности ждет - о том умолчим.

Так что не медли. Поклонись Светлане, испрашивая у нее прощения, проси прощения у друзей, которые по неведению последовали за тобой, и возвратись с покаянием в свой монастырь.

Но предварительно припади в покаянии ко Христу через своего правящего Архиерея. И полагай начало в спасении своем.

Ты перечитал столько книг святоотеческих, и очень странно звучат сейчас твои признания о полном неведении азов монашеского делания.

Ты ведь совсем недаром был направлен на два года пономарить в храм, чтобы изучить службу и приглядеться к священническим трудам. И твой духовник не ошибся, рекомендуя тебя к рукоположению. Все было бы хорошо, если бы не... И должен я тебе, дорогой отец Максим, открыть причину твоего падения - это твое "Я".

Этот грех произвел в тебе ослепление ума. За ним последовало и развращение воли, которое исказило совесть. И последнее, чем всегда замыкается эта цепочка, - это растление тела.

Проанализируй все глубоко и начинай искоренять из жизни своей смертоносные терния, низложившие тебя.

Начни с последнего - восстанови чистоту тела. И опять же потребуются на все это время и труд и терпеливость к боли и скорбям. И не от людей они будут, но через людей от Бога.

Пожалей себя в первую очередь сам. Без твоего участия Господь не сможет тебя спасти.

 

Дорогая о Господе Матушка Игумения М.!

Наша искусительная пустыня длится всю жизнь. И в этой духовной школе на первых этапах нам даются уроки, из которых мы не во мнении, но в реальной практической жизни должны усвоить беспредельную глубину своей немощи, чтобы, уже избегая всяких прелестных вражиих уловок, предаться Богу, Его силе, мудрости. И сами себя Христу Богу предадим.

Второе и немаловажное, вытекающее из сознания своей немощи,- благодарение Богу за всё: за дни, часы, минуты благоденствия с осознанием, что это Божией силой для нашего укрепления посылается; за горести, за наши преткновения на избранном пути и на пути спасения - как за бесценные уроки, которые остаются в памяти и в чувстве сердца на всю жизнь. Вот и Ваша немощь, которая провоцирует мечтания,- поучительна.

Единого рецепта на лечение этих недугов нет. Кому что подходит по складу ума и сердца и телесной силы или немощи. Если видите, что дневной отдых вместо ожидаемого отдохновения несет с собой ненужное расстройство,- прекратите его. Но тогда же измените нечто в режиме жизни своей - раньше отходите на покой вечером. Говорить легко, исполнить трудно, но надо найти своё личное, что будет на пользу душе и телу. Спать надо при здравии 7 часов, а при немощи и 8 допустимо.

Матушка, умудряйтесь. Но самое главное и действенное - живое обращение к Господу, ибо всё Им, всё от Него и всё к Нему.

То же самое и в отношении "дома". Ну, не вражье ли это дело - в центре города, в монастыре. И нет от людей на него управы. У людей нет, но у Бога милости много. Молитесь всем монастырем Заступнице Усердной, чтобы Она оградила Свой девичник от посягательств врага. Очень хорошо взяться за ежедневное выполнение Богородичного правила. По свидетельству Архиепископа Серафима Звездинского это моление зримо творит чудеса. Установите череду между сестрами, чтобы ежедневно совершалось это моление. И сами себя, и друг друга Матери Божией предадим.

В отношении мамы не смущайтесь ничем и молитесь, чтобы она подольше пожила ради брата. И помогайте им без воздыханий, но в меру. С Г. отношений не прерывайте, не только он нужен вам, но и вы ему тоже очень нужны. А в отношении католиков Вам всё Владыченька сказал, а Вы уж потихоньку на Г. оказывайте влияние, он ведь неосознанно вступил с ними в общение, вернее даже и не он, а они планово взяли над ним опеку.

У них это очень отработано, но это не по-Божьи, а по человеческим планам. А Вы с молитвой ради помощи монастырю и ради спасения его души общайтесь с ним.

Вот и всё. Господь да укрепит Вас. Матерь Божия избрала Вас на служение, к Ней и припадайте, когда силы оскудевают.

Да и к сестрам будете поснисходительнее, нынешнее поколение людей хилое. Правила монастырские менять не будем, а снисхождение к нуждающимся в снисхождении, как Божий дар любви, дадим.

Божие благословение Вам, Матушка.

1 апреля 2001 года

 

Дорогая матушка игуменья В.!

Рады представившейся возможности сегодня же в день Вашей Небесной покровительницы поздравить Вас с днём Ангела.

Да благословит Господь дни Вашей жизни многолетием; все труды - во славу Божию и во спасение многих душ, вверенных Вашему попечению,- многоплодием, а Вашу душу, воспитанную и возросшую во многих скорбях,- радостью о едином Господе Спасителе нашем.

 

Дорогая матушка Ф.!

Письмо Ваше я получил. Молюсь о сыне Вашем и Вас к тому же призываю. А ещё хорошо бы Вам жить где-то в другом месте. И Вы, и сын - монашествующие, а искушений на этом пути такое множество, что и не перечесть. Но у каждого своё.

Вот и не полезно ни ему, ни Вам близкое житьё. Вы, как мать, забываете своё монашество. Сын в монастыре, и там есть духовник, и наместник - они за него и в ответе.

Молитесь сердечно. Для такой молитвы счёта нет.

 

Дорогой отец И.!

Бог Вам в помощь.

Очень хорошо, что возрождаются старые традиции, и тоненькой ниточкой намечается прерванная было преемственность.

Слава Богу! В одном только хочу Вас предостеречь; помощь-то хороша, но в меру, а то как бы незаметно для себя не обрести нам иждивенческую психологию. Не лучше ли жить по русской пословице: "на чужой каравай рта не разевай, а пораньше вставай да свой припасай". Труды и труды. О скитах-то не рано ли речь нам вести? Скит хорош в полнокровном монастыре с достаточным количеством и качеством братии, а когда в монастыре 5 человек, то кого же и зачем отправим в скит?

Дорогие мои, надо нам радоваться афонским монастырям, но о себе не забывать, что мы только-только возрождаемся и когда ещё возмужаем и возмужаем ли?

Не ушла бы вся наша энергия в суету внешнего обустройства. А как трудно обретать основные духовные навыки в послушании, молитве, терпении. Эти делания на бегу да на скаку не приживаются.

Об о. Р. молимся и мы.

 

Дорогой о. И.! Вот келейка "Крестовой пустыни" на Афоне - это учебный скит и очень ценный для монастыря, а остальные скиты будто бы с прицелом на будущее, которого может и не быть, а потому - пустое.

Прошу Ваших святых молитв о немощи моей.

Безнадежно устаревший для нынешнего времени арх. Иоанн.

 

Дорогой отец Д.!

С искушениями монаху подобает бороться на месте. Ведь по опыту скажу Вам, что на новом месте тот же самый бес ополчится на Вас с удвоенной силой по праву, ибо он однажды уже одержал над Вами победу, изгнав с места брани. Да и не любовь это никакая. Почитайте 1-ое Послание к Коринфянам - там все черты истинной любви. А если "любовь" разоряет жизнь и несет гибель любимым, это - разгул бесовщины и не более.

Умудри Вас Бог и укрепи в Вас воина Христова.

 

Дорогой В. В.!

Судя по Вашему письму, Вы уже и имя мое забыли, а может, и не мне адресовано письмо Ваше.

Но раз попал листочек с вопросами в мои руки, то считаю своим долгом помочь Вам. Тем более, что не забыл не только Ваше имя, но и отчество помню и все обстоятельства жизни Вашей. Долго я в душе удивлялся, что Господь медлит с определением о Вас, но вот из Вашего нынешнего откровения понял я, что не медлит Господь, а ведет Вас, направляя на внутреннее делание - очищение сердца.

И вижу, что Он-то ведет, а Вы-то очень активно сопротивляетесь этому водительству. И в каждой ситуации хотите спрятать голову в свой панцирь, в котором мните создать свой "праведный" микромир.

А Господь-то ведь недаром попускает нам горькое и болезненное врачество. Без него мы не увидим себя истинными, какие мы есть, а всё будем мнить о себе.

Так что, дорогой мой В.В., надо и Вам не прятаться, а смиренно и кротко принять от руки всякого человека Божие вразумление (и от и. о. наместника, и от директора ли музея и от прочих).

В церковь как ходили, так и надо ходить;

акафист благословят читать - читать;

отменят благословение - прекратить читать;

благословят причащаться каждую неделю - приняли благословение; скажут причащаться раз в месяц - благословите. И ничесоже вопреки помыслим.

(У нас в монастыре общее правило на причастие через две недели причащаться, а при исключительных обстоятельствах каждый раз надо брать благословение духовника). И так все и во всем.

Зрите Божие благословение во всех повелениях. И в одном монастыре может быть так, а в другом иначе. И в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Так формируется монах. "Простите и благословите". Да не смиреннословие, а от смиренного сердца, покорного Божией воле, произносимые.

Вам, действительно, не нужно ни директорства, ни игуменства, а только одного жаждет душа - спасения.

А спасение может быть и в должности директора, и в сане игумена, если Господь повелит.

Можно и самочинно уйти в затвор и даже исполнить в нем всё, чего душа требует, но в этом случае спасение сомнительно.

Ведь во всем мире будет гибель, а спасение только в моем кулачке зажато, да в моей келье, да от моих воззрений и разумений. А начальственные должности в нынешнее время и есть крест, да еще тягчайший. Ведь исчезает совсем из среды понятие о послушании. Вот и начальствуй, когда каждый сам себе голова и каждый сам себе игумен (неофициальный, но самый правильный).

А вот в отношении редакторской работы - здесь Вам свобода. Кого изберёт душа Ваша и ум Ваш, тот и поможет Вам.

В этом начальствующий Вы сами.

А лампада Ваша, по-моему, еще не догорающая, но никак не разгоревшаяся ровным и светлым огоньком к Богу, она то чадит, а то и совсем угасает.

Умудри Вас Господь и дай силы встать на стезю монашеского делания.

 

Дорогие о Господе С. и А.!

Вы ищете покоя и утешения и для этой цели собрались идти в монастырь. А я вот вам напомню завещание печальника земли русской прп. отца нашего Сергия: "Уготовайте души свои не на покой и беспечалие, но на многие скорби и лишения".

А потому, уверяю Вас, Ваши нынешние трудности по сравнению с монастырскими покажутся вам ничтожными.

Да и по возрасту уже поздновато начинать перестраивать всю свою жизнь.

 

Дорогой о Господе С.!

Принятию монашеского пострига должна предшествовать решимость наша к тому, выраженная не только в уме и сердце, но явленная и самой нашей жизнью.

Поэтому не спешите с постригом, но твердою волею к самораспятию трудитесь и живите по-монашески в миру, зная лишь институт, дом и церковь.

И, видя Ваше произволение, Господь все в свое время устроит. И при желании монашества помысл о женитьбе не возникает.

« Предыдущая   Назад  Следующая »


Начало arrow Духовное наследие arrow Письма arrow МОНАШЕСТВО
Официальный сайт Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря.
Копирование и использование материалов сайта в коммерческих целях запрещено.

Успение Божией Матери. Молитва отца Иоанна
Успение Божией Матери.
Молитва отца Иоанна
Успение Божией Матери. 1986 год
Успение Божией Матери.
1986 год
Успение Божией Матери. 1993 год
Успение Божией Матери.
1993 год
Успение Божией Матери. 1995 год
Успение Божией Матери.
1995 год
Успение Божией Матери. 1998 год
Успение Божией Матери.
1998 год
Успение Божией Матери. 2004 год
Успение Божией Матери.
У Плащаницы Божией Матери
в келии. 2004 год
Успение Божией Матери. 2005 год
Успение Божией Матери.
В келии с братией.
2005 год
Успение Божией Матери. Последний крестный ход. 1999 год
Успение Божией Матери.
Последний крестный ход.
1999 год